• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Публикации в СМИ

Стратегии, программы, проекты: региональный аспект

Журнал «Бюджет» пишет  об обсуждении проблем реализации Федерального закона «О стратегическом планировании в Российской Федерации» на региональном и местном уровнях. Один из разработчиков закона, ведущий эксперт ИСИЭЗ Виталий Дементьев, прокомментировал изданию особенности стратегического планирования на данном этапе.

На форуме «Социально-экономическое развитие субъектов РФ и муниципальных образований», организованном компанией «Р.О.С.Т.У.», входящей в группу компаний «Кейсистемс», при информационной поддержке ИД «Бюджет» и ИД «Научная библиотека», были обсуждены проблемы реализации федерального закона о стратегическом планировании на региональном и местном уровнях. Кроме того, участники форума затронули такие вопросы, как связь стратпланирования и бюджетного процесса и внедрение проектного подхода в систему государственного и муниципального управления.

Пирамида без вершины

По словам генерального директора ООО «Р.О.С.Т.У.» К. И. Косоговой, сегодня многие субъекты РФ и муниципальные образования заявляют о том, что уже в основном выполнили требования Федерального закона № 172‑ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что у большинства из них есть разве что стратегии социально-экономического развития. Полноценные системы взаимоувязанных документов стратпланирования практически никто еще не создал.

Ведущий эксперт Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, один из разработчиков Закона № 172‑ФЗ В. В. Дементьев считает, что виноват в этом не столько сам закон, сколько неразвитая методология стратегического планирования. Кроме того, до сих пор не внесены необходимые изменения в федеральные законы № 131‑ФЗ и 184‑ФЗ. Существует и проблема координации: нет единого центра, который бы занимался вопросами взаимного согласования стратегических документов разного уровня. Очевидна и слабая связь стратегирования и бюджетного процесса, тем более что государственные программы, по словам Дементьева, пока так и не стали механизмом управления — скорее они представляют собой аналитический инструмент.

Методология стратегического прогнозирования устарела и не учитывает современные реалии, заявил Дементьев. По мнению эксперта, необходимо отказываться от старых принципов прогнозирования и переходить к технологиям «стратегического форсайта», которые успешно используются в странах Евросоюза. Для каждой разрабатываемой программы там проводятся форсайт-исследования, без чего ни одна из них не может получить финансирование.

По-прежнему остро стоит проблема фактического отсутствия федеральной стратегии: непонятно, на что регионы должны ориентироваться при разработке своих стратегических документов. На федеральном уровне де-юре действует давно устаревшая КДР-2020, а новая стратегия будет разработана только в 2018 году. Однако есть и другие, более актуальные стратегические документы федерального уровня: стратегия инновационного развития, стратегия национальной безопасности, майские указы президента. Дементьев полагает, что у регионов нет иного выхода, кроме как принимать во внимание весь этот комплекс документов и точечно работать с обозначенными в них приоритетами.

Примечательно, что Федеральный закон № 172‑ФЗ не обязывает муниципальные образования принимать стратегии — этот вопрос оставлен на усмотрение органам местного самоуправления. При этом не совсем понятно, что должно определять цели развития муниципалитета в условиях отсутствия стратегии. По мнению Дементьева, в этом случае акцент естественным образом должен смещаться на муниципальные программы, которые при этом должны учитывать приоритеты регионального уровня. Как напомнила руководитель «Р.О.С.Т.У.», по итогам Красноярского экономического форума крупным городам и муниципальным районам все-таки рекомендовали разрабатывать свои стратегии.

Томская область стала одним из первых российских регионов, принявших собственный закон о стратегическом планировании. В 2014 году регион актуализировал свою стратегию, продлив ее «горизонт» до 2030 года. Структура документа была приведена в соответствие с федеральным законодательством, в нем появились новые элементы целеполагания, например миссия (добиться лучшего в Сибири качества жизни населения). По словам заместителя председателя комитета стратегического планирования и программно-целевого управления департамента экономики администрации Томской области О. А. Гришиной, областные власти беспокоило отсутствие отраслевых стратегий в Законе № 172‑ФЗ. Регион не захотел отказываться от этой формы и предусмотрел в своей стратегии отраслевой блок. Кроме того, областной закон предусматривает разработку «концепции приоритетного направления развития Томской области» — документа, детализирующего обозначенные в стратегии приоритеты, в том числе в привязке к конкретным территориям, отраслям и проектам.

Интересно, что широкими полномочиями в рамках процедуры стратегирования наделен областной законодательный орган: он не только утверждает стратегию, но и контролирует ее реализацию. Следует отметить, что проекты областных гос­программ также рассматриваются Законодательной думой Томской области. Муниципальные образования тоже активно вовлекаются в разработку областной стратегии, притом что Федеральный закон № 172‑ФЗ соответствующих процедур не предусматривает.

В числе проблем, связанных с реализацией федерального закона о стратпланировании, Гришина отметила отсутствие механизма учета региональных приоритетов в стратегических документах федерального уровня. Она привела пример с лесным кластером Томской области. Регион уже нашел инвесторов, готовых вложиться в развитие отрасли, однако существуют транспортные ограничения (например, нужны новые дороги), которые через процедуры стратегического планирования снять невозможно.

Вспомогательные инструменты

Начальник отдела методологии ООО «Р.О.С.Т.У.» Б. В. Очирова рассказала о преимуществах автоматизации разработки документов стратегического планирования. Среди актуальных проблем, с которыми сегодня сталкиваются регионы и муниципальные образования, — кадровое обеспечение процесса стратегического планирования, а также невысокое качество документов, которые получаются на выходе. Определенную помощь здесь могут оказать как раз инструменты автоматизации. Они позволяют снизить количество ошибок, связанных с человеческим фактором, а также сократить время, необходимое для корректировки документов. Наконец, они помогут решить актуальную задачу обеспечения взаимо­связи документов между собой и интеграции участников системы стратпланирования с информационно-аналитическими системами федеральных органов власти (в частности, с ГАС «Управление»).

Важной предпосылкой полноценной реализации стратегий может стать внедрение проектного подхода к государственному управлению, который сегодня набирает все большую популярность. На федеральном уровне уже есть методические рекомендации Минэкономразвития России, а также четыре ГОСТа, посвященных этому вопросу. В ближайшее время Министерство труда должно утвердить профессиональный стандарт руководителя проектов. В декабре 2015 года по итогам послания Федеральному собранию президент поручил создавать в каждом регионе проектные офисы по социально-экономическому развитию и инвестициям.

Как отметил заместитель начальника управления государственной службы и кадровой политики Правительства Ярославской области В. Ю. Алевров, работа без проектов — это фактически то же самое, что и ручное управление. Однако внедрение проектного подхода может наталкиваться на определенное противодействие бюрократии. Во-первых, потому что объемы работы увеличиваются, к текучке добавляется и проектная деятельность. Во-вторых, проектный подход естественным образом приводит к повышению прозрачности деятельности органов власти: у каждого проекта в буквальном смысле есть фамилия.

По словам Алеврова, в числе лидеров в сфере проектного управления сегодня Пермский край и Белгородская область: в этих регионах почти все финансирование идет на проекты. В Ярославской области также происходит стабильный рост числа проектов: шесть в 2014 году, 28 — в 2015-м и 70 — в 2016-м. Проекты реализуют 75% органов исполнительной власти региона, а 94% так или иначе в них задействовано. Как отметил эксперт, любая стратегия должна в конечном итоге представлять собой набор проектов. Они же служат инструментом реализации государственных программ. Это позволяет управлять не фактом (сейчас итоги реализации госпрограмм подводятся раз в год, и своевременно изменить ситуацию невозможно), а процессом, что гораздо эффективнее. Наконец, проекты дают населению более четкую информацию о том, что именно делает власть. Отсюда — рост доверия к ней. Это подтверждает опыт тех субъектов РФ, где проектный подход активно внедряется.

Источник: «Бюджет.ru»

01.04.2016