Скрыть

Календарь

Март
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

Промышленность не оправдала надежд на рост

20 марта 2017

Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s (S&P) может поднять кредитный рейтинг России. Прогноз по нему уже пересмотрен в лучшую сторону — со «стабильного» на «позитивный». «Независимая газета» цитирует мнение директора Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Георгия Остапковича о том, что российские предприниматели умеют сопротивляться любым лимитирующим факторам, и приводит данные из информационно-аналитического материала Центра о факторах, ограничивающих деятельность организаций базовых отраслей экономики.

Эта новость сильно обрадовала российских чиновников, которые называют экономическую ситуацию в РФ близкой к «идеальной». Между тем данные о промышленном спаде в начале 2017 года могут стать настоящей ложкой дегтя. Инвесторы и предприниматели, похоже, не верят в идеальное состояние экономики и осторожничают с вложениями в расширение производства.

В пятницу рейтинговое агентство S&P изменило прогноз суверенного кредитного рейтинга России со «стабильного» до «позитивного». Однако сам рейтинг страны пока остался на уровне BB+, который в системе оценок S&P считается «мусорным». Позитивный прогноз означает, что S&P может повысить кредитный рейтинг России в случае, если российская экономика продолжит процесс адаптации к относительно низким нефтяным ценам, а размер чистого государственного долга будет оставаться небольшим.

«Пересмотр прогноза отражает наши ожидания, что динамика ВВП вернется в положительную зону и российская экономика продолжит адаптироваться к относительно низким ценам на нефть… при сохранении относительно низкого уровня госдолга в 2017–2020 годах», — следует из заявления агентства. Так, в компании ожидают, что по итогам текущего года реальный ВВП страны вырастет на 1,4% и на 1,7% в 2018–2020 годах.

Драйвером роста послужит и укрепление цен на нефть. По оценкам S&P, в текущем году средняя цена нефти марки Brent составит 50 долл. за баррель, а в 2018–2020 годах стабилизируется на уровне 55 долл. за баррель.

Правда, обращают внимание в агентстве, есть и ограничения. Бизнес-климат, геополитическая напряженность и санкции в совокупности будут оказывать давление на среднесрочные перспективы экономического роста, полагают в компании.

Не верят эксперты S&P и в смягчение санкций со стороны США. Согласно базовому сценарию агентства, экономические санкции против страны, принятые США, ЕС и некоторыми другими странами в 2014 году, останутся в силе в обозримом будущем. «Более того, санкции ЕС могут быть расширены в связи, эскалацией ситуации на востоке Украины и обвинениями российских хакеров во взломе компьютеров западных политиков», — не исключают аналитики.

На заявления S&P практически сразу отреагировали в правительстве. «Мы приветствуем решение рейтингового агентства S&P улучшить прогноз по суверенному кредитному рейтингу России со «стабильного» на «позитивный», — заявил журналистам глава Минфина Антон Силуанов. По мысли министра, изменение прогноза — в первую очередь оценка рейтинговым агентством действий правительства.

Глава Минэкономразвития (МЭР) Максим Орешкин и вовсе считает, что решение о пересмотре прогноза произошло после встречи чиновников МЭР с аналитиками агентства. «Ранее мы встречались с аналитиками S&P, где рассказывали о планах, текущей динамике экономики, прогнозах и действиях правительства, направленных на подготовку плана по повышению темпов роста экономики. Это обсуждение повлияло на их ожидания и способствовало принятию решения о позитивном прогнозе», — приводит слова Орешкина ТАСС.

Российские власти сегодня уверены, что ситуация в российской экономике более чем благоприятная, а значит, единственное, что ее может отделять от «светлого экономического будущего», кредитный рейтинг выше мусорного. Еще недавно мыслями об «идеальной ситуации в российской экономике» делился первый вице-премьер Игорь Шувалов. «У нас по макроэкономике никаких проблем нет... У нас реально с макроэкономикой нет проблем. У нас есть единственный параметр, по которому если мы отработаем, я считаю, наша макроэкономическая ситуация практически идеальная. Это инфляция», — говорил он.

В итоге получается, что выход российской экономики на инвестиционный уровень, по мнению западных аналитиков и российских чиновников, связан в первую очередь с такими показателями, как цены на нефть, низкий уровень госдолга и невысокая инфляция. Все это сегодня вроде бы реализуется. Однако сложно сказать, что российская экономика сегодня здорова. В стране продолжают сокращаться инвестиции. По итогам 2016 года они сократились на 0,9% — до 14,6 трлн руб. На фоне сокращения инвестиций российские банки, наоборот, в прошлом году серьезно нарастили прибыль – она увеличилась в пять раз и составила чуть менее 1 трлн руб. Правда, произошло это в первую очередь за счет сокращения объемов кредитования экономики. По данным ЦБ, активы сократились на 3,5%, кредиты экономике — на 6,9%, кредиты нефинансовым организациям — на 9,5%. Оживление было зафиксировано лишь в сегменте кредитования физических лиц, где прирост составил скромные 1,1%.

Не учитывают составители рейтинга и такие не менее важные параметры, как политическая и экономическая неопределенность в стране, мешающая бизнесу вкладывать средства. На это, в частности, указывали в Центре конъюнктурных исследований Высшей школы экономики (ВШЭ), проанализировав деятельность 22 тыс. российских предприятий за 2016 год. «Российские предприниматели — самые предприимчивые предприниматели в мире. Находясь в постоянном тренинге, они ... умеют сопротивляться любым лимитирующим факторам. Однако фактор «неопределенности экономической обстановки» вводил большинство руководителей предприятий в ступор», — подчеркивает директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович. «Одно дело, когда ты работаешь в условиях совершенной информации и предсказуемых правил игры. Другое дело, когда ты выстраиваешь свою стратегическую модель ведения бизнеса в условиях макроэкономической нестабильности и регуляторных неожиданностей», — продолжает он.

И неопределенность по-прежнему крайне негативно воздействует и на текущий бизнес, и на инвестиционную активность, что подрывает перспективы устойчивого экономического роста, продолжают в «Центре развития» ВШЭ. «Кто будет вкладывать деньги в долгие и капиталоемкие проекты, если перспективы их окупаемости не очевидны и трудно прогнозируемы?» — задаются вопросом в ВШЭ.

Фактически именно о росте фактора неопределенности сегодня говорят и данные Росстата по промышленности, замечает замдиректора «Центра развития» ВШЭ Валерий Миронов. Так, по итогам января-февраля индекс промышленного производства в годовом выражении сократился на 0,3%. При этом в январе промышленное производство в РФ увеличилась на 2,3%, а по итогам февраля «провалилось» на 2,7%. С исключением сезонного и календарного факторов промпроизводство в феврале сократилось на 1,5% по отношению к январю.

Вместе с тем еще недавно правительственные чиновники все надежды по выходу страны из кризиса связывали с промышленным ростом, который по итогам 2016 года составил 1,3%. Сегодняшние данные Росстата говорят о том, что ожидания властей не оправдались. «Да, с одной стороны это падение можно объяснить тем, что в феврале 2016-го было на один рабочий день больше. Однако при влиянии только этого фактора падение было бы меньшим», — указывает Миронов. Экономист связывает падение показателей с возобновлением влияния фактора неопределенности на российский бизнес. «Бизнесу стало понятно, что ничего не изменится. И он вновь стал корректировать планы, придерживать инвестиции», — уверен эксперт.

Ситуацию также несколько запутывает переход Росстата на новые классификаторы видов экономической деятельности и продукции, не исключают эксперты «НГ». «Учитывая, что такая методика для Росстата является новой, можно предположить расхождение в цифрах и снижение февральских результатов», — говорит руководитель отдела компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский.

Кризис в экономике еще не преодолен, продолжает аналитик «Алор Брокер» Кирилл Яковенко. «Высокая ключевая ставка и сильная волатильность на валютном рынке не дают предприятиям брать кредиты и развиваться на заемные средства. А падавший в 2014–2015 годах курс рубля имеет долгосрочное влияние на состояние промышленности: низкий спрос на продукцию спровоцировал снижение или полную остановку инвестиций в основные фонды», — считает он.         

Автор: Ольга Соловьева

Источник: «Независимая газета»

20.03.2017

Другие публикации: 

Промышленность коррупции не боится («Газета.ru», 20.03.2017)