• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Публикации в СМИ

Российские ученые и иностранные языки: «читаю и перевожу со словарем»

Заведующая отделом исследований человеческого капитала ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Наталья Шматко прокомментировала журналу «Стимул», как изменилась ситуация с владением иностранными языками среди ученых со времен СССР, и какие меры нужно предпринимать, чтобы повысить заинтересованность научных сотрудников в улучшении своих языковых компетенций.

Включенность исследователя в мировое научное сообщество, участие в международной кооперации, обмен знаниями и результатами в значительной мере определяют эффективность научного труда, что превращает владение иностранными языками (в первую очередь английским) в критически важную компетенцию.

Более двух тысяч российских кандидатов и докторов наук рассказали о своем знании иностранных языков. Опрос провел Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ в рамках «Мониторинга научных кадров высшей квалификации», чтобы оценить, какова ситуация с владением иностранными языками среди научных кадров высшей квалификации.

Языковыми компетенциями различного уровня в области наиболее распространенных европейских языков обладает абсолютное большинство российских кандидатов и докторов наук — только 3,1% отметили, что не владеют даже на базовом уровне ни английским, ни немецким, ни французским. При этом доминирующим иностранным языком предсказуемо является английский — случаи, когда ученый владеет исключительно немецким или французским, но при этом совершенно не знает английского, встречаются довольно редко (порядка 10% опрошенных).

«Английский язык стал абсолютно господствующим на рынке обучения иностранным языкам. Это must have для любого ученого в наше время, — рассказала “Стимулу” заведующая отделом исследований человеческого капитала ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Наталья Шматко. — Если вспомнить времена Советского Союза, тогда изучение английского часто было просто формальным пунктом профессиональной подготовки (необходимость сдать экзамен). Например, аспиранты и научные сотрудники в области естественных и технических наук должны были владеть “техническим” английским, который позволял бы им читать и понимать специальную литературу в их области. Очень небольшая, несравнимая с сегодняшней, доля ученых владела разговорным английским. Весьма незначительной была и доля исследователей, выезжавших за рубеж на работу или стажировку».

Сейчас большинство (87%) российских кандидатов и докторов наук владеют английским языком хотя бы на начальном уровне. Каждый седьмой обладатель ученой степени в России владеет английским языком свободно, остальные сталкиваются с определенными затруднениями при его использовании в своей профессиональной деятельности. И если для 28,6% эти затруднения незначительны, то примерно каждый четвертый испытывает заметные сложности в письменной и устной коммуникации на английском языке, а каждый пятый читает профессиональные тексты со словарем.

Наибольший процент сотрудников с учеными степенями, не владеющих английским, приходится на вузы (16%), в НИИ аналогичная доля составляет 7,7%, а в организациях промышленности и сферы услуг — 10,8%.

Знание английского языка напрямую не связано с карьерным продвижением: у исследователей на руководящих должностях и у рядовых сотрудников уровень владения практически не различается.

Доля знающих английский язык предсказуемо выше среди наиболее молодых обладателей ученой степени (до 29 лет включительно): из них практически четверть (24%) свободно владеют английским, в то время как среди представителей средних (30–49 лет) и старших (50–70 лет) возрастов аналогичные доли почти вдвое ниже (14 и 12% соответственно). Свободно читают профессиональные тексты, испытывая лишь небольшие затруднения в устной и письменной речи, 40% ученых в возрасте до 29 лет, тогда как среди 30–49 и 50—70-летних их доля лишь 28%. В младшей возрастной категории всего 3% совсем не владеют английским, а в средней и старшей возрастных категориях таких 9 и 19% соответственно.

Опыт учебы или работы за границей ожидаемо оказывает значимое положительное влияние на уровень владения английским языком. Международно-мобильные доктора и кандидаты наук свободно владеют английским языком как минимум в четыре раза чаще (38%), чем международно-немобильные (9%).

Доля владеющих английским значительно варьируется между отраслями наук, в которых работают исследователи. Меньше всего знающих английский среди занятых в области сельскохозяйственных наук, а больше всего — в естественных науках, математике и медицинских науках.

Немецкий язык в той или иной мере знают 29% обладателей ученой степени, а французский — 12%. При этом в большинстве случаев речь идет о базовых знаниях языка, когда письменная и устная коммуникация на профессиональные темы сопряжена со значительными трудностями.

Для 8,2% немецкий язык является единственным иностранным, которым они владеют. Такая ситуация характерна прежде всего для ученых, давно получивших образование: немецким языком чаще владеют представители старших возрастов (50–70 лет), чем их более молодые коллеги.

Французский язык очень редко является единственным иностранным языком (1,4% опрошенных). При этом уровень владения им для различных поколений ученых практически не различается.

Четвертым и пятым по популярности среди российских обладателей ученой степени являются испанский и итальянский: ими хотя бы на базовом уровне владеют 1,9 и 1,5% соответственно. Среди языков стран СНГ наибольшее число ученых знают украинский (1,5%). Отдельные группы кандидатов и докторов наук владеют польским языком, восточными языками (китайский, японский) и латынью, но они составляют менее 1% выборки, другие же языки встречаются в единичных случаях.

Владение несколькими иностранными языками среди кандидатов и докторов наук достаточно распространено: порядка 40% знающих английский в дополнение к нему изучали еще какой-либо иностранный язык.

5,2% опрошенных докторов и кандидатов наук знают три языка (на разном уровне). В абсолютном большинстве случаев в таких триадах два языка из трех — это английский и немецкий, а в качестве третьего могут добавляться как европейские языки, так и восточные, а также языки стран СНГ.

Несмотря на то что иностранными языками (в первую очередь английским) в той или иной мере владеет абсолютное большинство российских обладателей ученой степени, их знания не всегда достаточны для успешной международной кооперации. Почти половина российских кандидатов и докторов наук испытывает значительные трудности в процессе профессиональной коммуникации на иностранном языке. Для полноценной интеграции российских ученых в международные сети науки необходимо предпринимать систематические усилия, направленные на повышение заинтересованности научных сотрудников в улучшении своих языковых компетенций.

Опросы исследователей и инженеров, проводимые в рамках проекта «Мониторинг рынка труда научных кадров высшей квалификации», традиционно показывают, что они всегда низко оценивают уровень своих языковых навыков по сравнению с другими профессиональными компетенциями, при этом разница может составлять 1–2 балла по пятибалльной шкале.

По словам Натальи Шматко, важным фактором продвижения английского стало требование публиковаться в научных журналах, индексируемых в международных базах публикаций Web of Science и Scopus. Это мощный стимул повысить уровень знания языка для многих исследователей и преподавателей.

Что касается молодого поколения, то в целом в этой группе исследователей уровень владения иностранными языками (в первую очередь английским) выше, чем среди ученых других возрастов. Однако даже среди них 36% испытывают заметные затруднения в устной и письменной речи. При этом такую ситуацию нельзя объяснить редкой практикой: молодые ученые еще недавно проходили обучение и сдавали кандидатский минимум, они имеют возможность часто выезжать за рубеж, а также общаться с иностранными студентами и учеными в России, даже никуда не выезжая.

«Затруднения в использовании английского языка среди самых молодых ученых говорят о том, что системе языковой подготовки однозначно есть куда развиваться, а также о том, что нужны специальные усилия по продвижению “академического” английского языка, необходимы специальные программы изучения языка для ученых, желающих писать статьи и общаться с иностранными коллегами», — считает Наталья Шматко.

Между тем курс на интернационализацию российской науки, на усиление ее связей с международным научным сообществом постепенно дает свои результаты: исследование причин выбора научной карьеры показывает, что перспективы сотрудничества с зарубежными организациями стали лучше осознаваться исследователями. Часть молодых ученых (5,1%) выбрала для себя исследовательскую деятельность в том числе потому, что в перспективе она дает возможность поработать за рубежом (для сравнения: в старших поколениях эта причина была значима только для 1–2% опрошенных). Желание реализоваться и на международном уровне может стать стимулом к тому, чтобы улучшить знание иностранного языка.

Источник: «Стимул»

29.10.2018