• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Публикации в СМИ

Все мрачнее: почему потребительская уверенность россиян резко упала

На основе обзора Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ о потребительских ожиданиях населения РБК изучает, почему при относительно благоприятной экономической ситуации россияне все угрюмее смотрят на экономику страны и свое материальное положение.

В третьем квартале 2018 года произошло заметное ухудшение совокупных потребительских настроений российского населения: индекс потребительской уверенности (ИПУ) снизился относительно значения предыдущего квартала на 6 п.п., до отметки -14%.

На протяжении предыдущих девяти кварталов сохранялась практически непрерывная тенденция постепенного улучшения ИПУ. Хотя при этом траектория индикатора не выходила за пределы зоны отрицательных значений, с учетом ретроспективной динамики индекса параметры первых двух кварталов текущего года можно интерпретировать как близкие к «нормальным» (невысоких положительных значений индикатор достигал лишь несколько раз за двадцать лет проведения обследований, в 2007 и 2008 годах). Результат третьего квартала, несмотря на снижение относительно начала года, примерно соответствует среднему долговременному уровню ИПУ.

Основные итоги третьего квартала 2018 года:

  • индекс потребительской уверенности снизился на 6 п.п., до значения -14%;
  • улучшение личного материального положения за последние 12 месяцев констатировали 9% респондентов, а его ухудшение — 31% (кварталом ранее — 12 и 27%);
  • улучшения личного материального положения в течение следующих 12 месяцев ожидают 12% респондентов, а его ухудшения — 21% (кварталом ранее — 13 и 16%);
  • позитивно оценили произошедшие за год изменения в экономике России 14% участников опроса, негативно — 40% (кварталом ранее — 19 и 31%);
  • положительных изменений в экономике России через год ожидают 16% опрошенных, отрицательных — 32% (кварталом ранее — 25 и 20%).

Все компоненты ИПУ ухудшились относительно значений предыдущего квартала. Наиболее заметно вырос пессимизм населения относительно развития макроэкономической ситуации в России. Так, частные индексы фактических и ожидаемых изменений в экономике страны снизились на 8 и 13 п.п., до значений -16 и -11% соответственно. Отношение респондентов к личному материальному положению ухудшилось не так резко: частные индексы фактических и ожидаемых изменений показателя после спада на 3 и 4 п.п. остановились на отметках -12 и -6% соответственно.

Индекс благоприятности условий для крупных покупок снизился относительно предыдущего квартала на 4 п.п., до -26%, а индекс благоприятности условий для сбережений — на 2 п.п., до -35%. При этом оба указанных индикатора остались в диапазоне значений, характерных для последних двух лет.

Индекс потребительской уверенности по различным возрастным категориям

Траектория изменений потребительских настроений была абсолютно идентична во всех возрастных группах респондентов. При сохранении традиционного распределения уровня оптимизма (чем старше участники опроса, тем чаще они дают негативные оценки) ИПУ во всех группах снизился на 6 п.п. При этом совокупная потребительская уверенность населения старше 50 лет ухудшилась впервые за почти три года, в течение которых постоянное восстановление ИПУ после рекордно низкого значения первого квартала 2016 года указывало на постепенное снижение градуса пессимизма среди населения старшего возраста.

Распределение ответов на отдельные вопросы

Анализ распределения мнений респондентов относительно их личного материального положения, условий для крупных покупок и сбережений, а также ожидаемой в следующем году инфляции позволяет более детально изучить эти аспекты формирования потребительской уверенности, в значительной степени определяющие состояние платежеспособного спроса на товары и услуги со стороны населения.

Традиционно крайне малое число респондентов определенно позитивно оценили личное материальное положение, сложившиеся условия для совершения крупных покупок и формирования сбережений: доля «очень благоприятных» оценок не превышала 0,5%. Доля умеренно позитивных мнений («хорошее» положение, «скорее благоприятная» ситуация) составляла от 7 до 10,5%. Превалировали нейтральные и умеренно негативные настроения. Так, две трети респондентов оценили свое материальное положение как «среднее» и 24% — как «плохое»; 41 и 34% полагали, что в условиях для крупных покупок и сбережений плюсов и минусов одинаково, а 31 и 36% считали условия «скорее неблагоприятными». Около 2% респондентов сообщили об «очень плохом» личном финансовом положении, а определенно негативного мнения относительно условий для крупных покупок и сбережений придерживались 15 и 20% потребителей соответственно.

Распределение мнений респондентов сместилось в негативную сторону относительно предыдущего квартала. В частности, доля плохих оценок личного материального положения выросла с 26 до 23% при снижении доли хороших оценок с 10,3 до 9,6%. Аналогично изменилось отношение населения к условиям для крупных покупок и сбережений: доля неблагоприятных оценок данных показателей выросла с 43 до 46% и с 54 до 56%, а доля благоприятных снизилась с 12,5 до 11% и с 9,1 до 7,5% соответственно.

Мнение большинства участников опроса относительно перспектив потребительской инфляции в течение следующих 12 месяцев не изменилось: около 85% предполагали подорожание товаров и услуг, лишь 13% рассчитывали на неизменность цен и 2% — на их незначительное снижение.

Экстраполируя результаты обследования, можно сделать вывод, что около четверти россиян были не удовлетворены своим материальным положением; доходы большинства домохозяйств обеспечивали лишь базовый уровень потребления без возможности делать сбережения или крупные покупки; почти 85% населения страны предполагали дальнейший рост потребительских цен.

Позиция России в рейтинге стран ЕС

Несмотря на снижение ИПУ, позиция России в рейтинге потребительской уверенности населения, включающем ряд европейских стран, где проводятся аналогичные обследования, не изменилась. По сравнению с предыдущим кварталом ухудшились настроения потребителей практически во всех странах ЕС, при этом сохранилось традиционное распределение позиций рейтинга, который по-прежнему возглавляют страны Северной Европы, а замыкают Румыния, Болгария и Греция.

Выводы

Выявленное заметное снижение индекса потребительской уверенности населения в третьем квартале текущего года выглядит несколько неожиданным. Мы предполагали возможное ухудшение ИПУ в отчетном периоде в интервале 2–3 п.п., однако ИПУ упал по сравнению с предыдущим кварталом сразу на 6 п.п. Конечно, это нельзя сравнивать с одномоментным падением в период кризисов в конце 2008 года (на 21 п.п.) и в конце 2014-го — начале 2015 года (на 25 п.п.), но данное снижение с полной уверенностью можно интерпретировать как негативный сигнал.

Спад наблюдался во всех компонентах индекса, включая оценки экономической ситуации в стране и собственного материального положения респондентов. Причем снижение оценок фактических и ожидаемых экономических изменений произошло на фоне относительно благоприятной макроэкономической ситуации в стране. В частности, в России, по данным Росстата, восемь месяцев подряд выявляется пусть и небольшой, но устойчивый рост экономики (ВВП). В текущем году государственный бюджет будет выполнен с профицитом вместо планировавшегося дефицита. Среди крупных экономик Россия имеет самый низкий государственный долг по отношению к ВВП. Сальдо счета текущих операций платежного баланса и внешнеторгового оборота сохраняет высокое положительное значение, достаточен уровень золотовалютных резервов и Фонда национального благосостояния. Продолжительный период наблюдается рост реальных зарплат, а в текущем году прервалась негативная тенденция снижения реальных располагаемых денежных доходов населения. Достаточно спокойная ситуация наблюдается на рынке труда и с инфляционной составляющей. И, главное, сегодня на историческом максимуме находятся мировые цены за баррель нефти в рублевом эквиваленте (более 5,5 тыс. руб.) с благоприятным прогнозом.

Почему же тогда негативные респондентские оценки экономической ситуации преобладают над позитивными?

По-видимому, все перечисленные положительные показатели не имеют высокого мультипликативного эффекта на повышение уровня и качества жизни многих домашних хозяйств. Косвенно данный тезис подтверждается экономическими событиями последних лет. В России восемь кварталов подряд растет экономика, но до недавнего времени три с половиной года подряд помесячно падали реальные доходы населения.

В принципе, подобная парадигма развития является экономическим нонсенсом, ведь главным бенефициаром экономического роста в любой стране мира должны быть население, домашние хозяйства этой страны. Следует признать, что рост экономики ради роста при практически стоящих на месте или даже сокращающихся (в августе 2018 года) реальных доходах населения — это весьма сомнительная конструкция экономического развития.

Ухудшение оценок текущего и ожидаемого собственного материального состояния респондентов произошло под давлением ряда факторов, достигших своего пика именно в период проведения анализируемого потребительского опроса. Главным из них, конечно, была негативная реакция населения на повышение пенсионного возраста, причем данный фактор коснулся респондентов практически из всех возрастных групп. Понятно, что в разумных домашних хозяйствах при планировании семьи учитывается выход на пенсию членов этой семьи. Это и небольшой дополнительный доход, и возможность уделять больше времени воспитанию молодого поколения и поддержке еще более пожилых членов семьи. Ухудшение позиций по данному направлению, естественно, психологически повлияло на ухудшение потребительских оценок. К отрицательным факторам второго ряда можно с уверенностью отнести негативный информационный фон относительно роста текущей инфляции и, главное, роста инфляционных ожиданий производителей продукции и услуг, а также населения. В результате ЦБ РФ перестал снижать ключевую ставку, а на последнем заседании даже повысил ее на 0,25 п.п., до 7,5% годовых. Для населения это означает, что ставки по ипотеке сразу же попадают в зону неопределенности и, соответственно, ухудшаются возможности домашних хозяйств по улучшению жилищных условий. Наверняка ухудшению настроений респондентов способствовали разговоры о дедолларизации, которая к населению по большому счету не имеет никакого отношения. Однако некоторым спикерам все-таки удалось привлечь внимание населения к данной проблеме. Надо заметить, что валютная и инфляционная негативная турбулентность в первую очередь сказывается на соответствующих изменениях настроений респондентов. К негативным факторам, повлиявшим на снижение ИПУ, можно также отнести текущее и ожидаемое санкционное давление на экономику страны, ожидаемый рост потребительской инфляции из-за роста НДС со следующего года, подорожание бензина, перспективы повышения тарифов на коммунальные услуги и увеличения пошлин на покупку зарубежных интернет-товаров. Видимо, под совокупным отрицательным психологическим давлением всех перечисленных факторов и произошло заметное ухудшение значения индекса в третьем квартале текущего года.

В принципе, никакой катастрофы не произошло; вполне возможно, мы наблюдаем временную негативную коррекцию оценок под давлением информационного фона, богатого на события в последнее время. Сегодня значение ИПУ (-14%) вернулось в зону, характерную для первой половины 2017 года, а в тот момент данный результат оценивался скорее позитивно. Настораживает сам факт заметного снижения ИПУ, прервавшего девятиквартальный позитивный тренд.

Сложно поддается логическому объяснению параллельное снижение уверенности во всех возрастных группах населения. Если пессимизм людей среднего и тем более старшего возраста, без сомнения, связан с пенсионной реформой, то вряд ли это могло значительно повлиять на настроения молодежи. Между тем именно в возрастной категории от 16 до 29 лет было выявлено ухудшение экономических настроений уже по результатам предыдущего раунда обследования, и негативная тенденция только усилилась в третьем квартале текущего года. Показательна динамика частного индекса ожидаемых изменений экономической ситуации в России, который снизился по всем возрастным группам, но наиболее резко — среди молодого поколения, с +7 до -8%, то есть на 15 п.п. Таким образом, напрашивается вывод, что снижение потребительской уверенности молодых людей определялось в большей степени глобальными факторами, нежели их собственным финансовым положением.

Источник: РБК

29.10.2018

Другие публикации:

Повышение пенсионного возраста привело к ухудшению потребительских настроений россиян («Тайга.инфом», 31.10.2018)