• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Индекс экономического настроения бизнеса продолжает снижаться

Как следить за динамикой деловой активности, очень обстоятельно описывает «Финансовая газета» со ссылкой на новые данные Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ.

Отечественный ВВП, по расчетам Росстата, растет уже тринадцать кварталов подряд. Впрочем, низкими темпами. Тем не менее цифра «13» внушает осторожный оптимизм в отношении реалистичности прогноза Минэкономразвития, положенного в основу проекта бюджета-2020—2023 годов.

Если, в 2020-м темпы роста не превысят 1,7%, то уже в 2021-м — 3,1%. «Малообъяснимый прыжок», — считает председатель Счетной палаты Алексей Кудрин. Составители главного финансового документа рассчитывают на ускоряющую роль нацпроектов. К тому же, по оценкам Минэкономразвития, уже III квартал этого года показал рывок — темпы увеличения ВВП по сравнению со II кварталом увеличились более чем в два раза — 1,9% и 0,9%, соответственно. Однако в предпринимательской среде, несмотря на эти успехи, наблюдается ухудшение экономических настроений. Что и показало последнее исследование Высшей школы экономики.

Какой индекс репрезентативнее

Рассчитываются индексы деловой активности уже более ста лет. Первые из них появились в США в 1915 году, затем распространились и по другим развитым странам. Они необходимы для определения состояния различных отраслей, конъюнктуры рынков и всей экономики. В Штатах до сих пор используется индекс от Института менеджмента по снабжению (ISM). Схожий комбинированный интегратор — PMI — ежемесячно публикуется международным аналитическим агентством The IHS Markit Purchasing Managers. Этот индекс разрабатывается для экономик более 40 стран, включая Россию. Поэтому считается одним из самых репрезентативных показателей в мире. PMI варьируется от 0 до 100 пунктов (ниже 50 указывают на спад). «ФГ» в № 36 (7 октября) уже писала о резком падении сентябрьского индекса PMI — до 46,3 балла, что лишний раз свидетельствует об опасности рецессии в российской экономике.

Однако не все российские эксперты в полной мере доверяют зарубежным оценкам. Росстат с 2005 года путем опросов формирует ежемесячные и ежеквартальные индексы предпринимательской и потребительской уверенности (ИПУ). Они рассчитываются и в положительной, и отрицательной зонах. Ноль свидетельствует о начале процесса восстановления, минусовые значения — о неблагоприятном деловом климате.

На основе ИПУ и своих опросов Центр конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний «Высшей школы экономики» также в ежемесячном/квартальном режиме представляет индекс экономического настроения (ИЭН). Несколько дней назад был опубликован ИЭН в III квартале 2019 года.

Для расчета этого индекса используются результаты обследований деловой активности российских предприятий и организаций, а также потребительских ожиданий. В них принимают участие около 20 тыс. руководителей организаций различных секторов экономики (4 тыс. крупных и средних предприятий добывающей и обрабатывающей промышленности, 6 тыс. строительных фирм, 4 тыс. организаций розничной торговли, 6 тыс. организаций сферы услуг), а также 5 тыс. респондентов, представляющих взрослое население страны. Анализируются те отрасли экономики, вклад которых в ВВП превышает 50%. Долговременные исследования выявили тесную корреляцию ИЭН ВШЭ с индексом физического объема ВВП.

Если PMI иногда называют индексом менеджеров по закупкам, то ИЭН — это агрегированное мнение российского директорского корпуса. Соответственно, к нему приходится внимательно прислушиваться.

Впрочем, составители обоих индексов продемонстрировали единодушие — экономическая активность в России остается низкой, несмотря на небольшой рост ВВП. Так, ИЭН ВШЭ в III квартале снизился на 1,1 пункта относительно предыдущего квартала, до значения 96,4. Что говорит о недостаточно благоприятном деловом климате в российской экономике, так как начальной точкой перехода от пессимистических к оптимистическим экономическим настроениям респондентов являются 100 пунктов.

Вялая парадигма

ИЭН ВШЭ — это интегральный показатель, рассчитываемый на основе множества отраслевых индексов. Опросы респондентов лишний раз показали, что с деловым климатом в стране не все в порядке. Поэтому в основном из-за этого индекс и был понижен. Другие факторы сыграли более положительную роль.

В сфере услуг индекс предпринимательской уверенности (ИПУ) увеличился на 1 п. п., до значения —3%. Индекс потребительской уверенности прибавил 2 п. п. и составил —13%. Продолжится, как считают эксперты ВШЭ, постепенное восстановление совокупных потребительских настроений российского населения. ИПУ в строительстве улучшился на 2 п. п. по сравнению с предыдущим кварталом и вышел на отметку —17%.

ИПУ в обрабатывающих и добывающих производствах в сентябре сохранил значения предыдущего месяца и составил —3% и —2%, соответственно.

Однако все эти показатели остаются в зоне отрицательных значений. Таким образом, деловой климат остается недостаточно благоприятным.

Более того, ИПУ в розничной торговле снизился на 4 п. п., до +3%, показав худший результат за последние два года.

Негативная тенденция в динамике ИЭН продолжается второй квартал подряд. Вместе с тем, как отмечают аналитики ВШЭ, в течение последних почти трех лет этот индикатор показывает результаты, близкие к своему среднему долговременному уровню, — 100 пунктов. Значения индикатора за этот период колебались от 96,1 в I квартале 2017 года до 100,1 в I квартале 2018 года. Но здесь надо подчеркнуть, что уровень в 100 пунктов в ИЭН всего лишь свидетельствует о начальной точке перехода от пессимистических к оптимистическим экономическим настроениям респондентов.

Однако в ВШЭ не оценивают ситуацию как катастрофическую. Наоборот, она выглядит относительно стабильной, и главное — не наблюдается «признаков возврата к рецессии образца 2015–2016 годов». Нет предпосылок даже к появлению так называемой технической рецессии. Но сигналов о возможном акцентированном росте ВВП в ближайшей перспективе так и не появилось.

Поэтому разработчики ИЭН охарактеризовали парадигму развития российской экономики в целом за последние три года как «устойчиво слаборастущую», но, к сожалению, без признаков выхода из этой «колеи» в виде интенсификации роста, по крайней мере, в ближайшие год-полтора.

Центр развития ВШЭ также отмечает стагнацию спроса на отечественных рынках потребительских и инвестиционных товаров. В результате динамика его индексов — интенсивности промышленного производства (ИИПП) — в этом году демонстрирует колебания около нулевой отметки. Правда, если до марта индекс снижался, затем все же немного поднимался. Но в сентябре остался на августовском уровне.

Промежуточный итог: в сентябре 2019 года по отношению к предыдущему месяцу интенсивность промышленного производства в целом уменьшилась на 0,01%, добычи полезных ископаемых — увеличилась на 0,4%, обрабатывающих производств — снизилась на 0,3%, а обеспечения электрической энергией, газом и паром — возросла на 0,4%.

В конечном итоге прирост интенсивности промышленного производства в целом в сентябре 2019 года относительно декабря предыдущего года составил 0,7%, в добыче полезных ископаемых — 0,6%, в обрабатывающих производствах — 1,5%.

Подводя итоги статистических оценок посредством разных индикаторов динамики российского ВВП и промпроизводства в последние десять месяцев, директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний ВШЭ Георгий Остапкович отметил, что траектория ИЭН за три квартала текущего года свидетельствует об очевидном, хотя не слишком значительном, ухудшении экономических настроений руководителей предприятий и организаций наблюдаемых базовых отраслей национальной экономики.

Выявленный же Росстатом и Минэкономразвития фактический рост ВВП не является устойчивым, а мог быть вызван разовыми экономическими факторами. Например, низкая база III квартала 2018 года. Свою лепту внесло и закрытие старых договоров. Отсюда экономическое положение в России можно интерпретировать как «позитивную стагнацию», но но никак не рецессию.

Автор: Константин Смирнов

Источник: «Финансовая газета»

26.10.2019