Скрыть

Календарь

Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

«Если в стране нет современной науки, перспективы ее развития неясны»

10 ноября 2015

10 ноября в Париже был представлен официальный доклад ЮНЕСКО по развитию науки до 2030 года. В нем проанализированы тенденции развития сферы R&D в различных регионах и странах мира. Главу доклада о России подготовили Леонид Гохберг, первый проректор, директор ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, и Татьяна Кузнецова, директор Центра научно-технической, инновационной и информационной политики ИСИЭЗ.

По клику на обложку полная версия доклада (с сайта ЮНЕСКО)
По клику на обложку полная версия доклада (с сайта ЮНЕСКО)

Государственное финансирование сферы R&D в России за прошедшие десять лет значительно выросло и, по паритету покупательной способности, оказалось сопоставимо с соответствующими расходами бюджетов Германии и Японии (32-35 млрд долларов в 2013 году), отмечают авторы доклада.

«У нас много проблем, какие-то тянутся еще с советских времен, какие-то появились недавно, что-то решается быстрее, что-то медленнее, но значительный потенциал у России в научной сфере, несомненно, есть, и государству его целесообразно развивать и поддерживать, — поясняет директор Центра научно-технической, инновационной и информационной политики ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Татьяна Кузнецова. — Понятно, что в нынешней экономической и геополитической ситуации наращивать финансирование трудно, но нужно находить какие-то рациональные решения, нельзя откатываться назад. Дело в том, что провалы в бюджетном финансировании, которые наблюдались в девяностые годы (ощутимые масштабы недофинансировакния), до сих пор не преодолены — государство все еще тратит на науку меньше, чем в 1990-1991 годах».

И если государство в последние годы пыталось преодолеть эти провалы, заметно наращивая финансовую поддержку, то бизнес свою заинтересованность в развитии исследований и разработок так и не усилил. Особенно болезненной для развития науки в целом оказалась низкая интенсивность вложений в науку со стороны промышленных предприятий. Экономика развивается медленно, и у бизнеса не хватает ни ресурсов, ни стимулов для поддержки науки. Более того, даже имеющиеся средства расходуются не так, как в развитых странах. Лишь пятая часть всех расходов на инновации российских компаний идет на финансирование собственно исследований; в основном закупаются новое оборудование и технологии (причем, зачастую, у стран прямых экономических конкурентов). В Евросоюзе ситуация зеркальная: например, в Австрии и Франции 80% «инновационных» расходов компаний приходится как раз на исследования и разработки.

Быстрый экономический рост, стимулированный высокими ценами на нефть в 2000-2008 годах (и относительно высокими в более поздний период), парадоксальным образом негативно сказался на инновационной активности российского бизнеса. Правительство попыталось исправить эту ситуацию хотя бы на уровне госкомпаний — их обязали разработать и реализовать специальные программы развития инноваций. Эта мера дала определенный результат: с 2010 по 2014 год доля инновационных продуктов в общем объеме продаж госкомпаний выросла с 15,4% до 27,1%.

В целом же валовые внутренние расходы на R&D в России в 2013 году составили 1,12% ВВП. Это почти вдвое меньше, чем в среднем по Евросоюзу (1,92% ВВП). В Китае этот показатель превышает 2%, в Германии и США приближается к 3%.

Уровень цитируемости статей российский ученых также оставляет желать лучшего, он вдвое ниже, чем в среднем по странам G20. Проблемой остается и патентование новых разработок: абсолютные цифры растут, но 70% таких патентов остаются «на бумаге» и не связаны с серьезными технологическими новшествами. Рынок интеллектуальных прав в России до сих пор не сформирован, в законодательстве, которое должно защищать и стимулировать развитие этого рынка, также остаются пробелы.

В сфере R&D в России в 2013 году было занято больше 727 тысяч человек — 1% общей рабочей силы в стране. В абсолютном выражении России здесь один из мировых лидеров, уступая только США, Японии и Китаю. Но в пересчете на 10 тысяч работников (занятых) Россия занимает только 21 место (29 место, если учитывать только исследователей — без вспомогательного научного персонала).

Почти каждый четвертый взрослый россиянин имеет диплом о высшем образовании, причем в более молодых поколениях эта доля увеличивается. В 2013/2014 году в российских вузах обучались 5,6 млн студентов, больше половины из них — в сфере экономики, менеджмента и гуманитарных наук, больше 20% — в инженерных направлениях и меньше 3% — в области естественных наук и математики. Одной из основных миссией исследовательских университетов в России становится подготовка ученых: именно в вузах работают над своими диссертациями значительная часть соискателей степеней кандидата и доктора наук. Доля тех, кто делает это в академических институтах, сократилась в три раза за последние 20 лет.

«Сегодня в мире уже никаких нет споров о том, важна ли наука для страны или нет. Если в стране нет современной науки, то ее перспективы и позиции в будущем в лучшем случае неопределённы, а, скорее всего, сильно неблагоприятны, — резюмирует Татьяна Кузнецова. — Сегодня это понимают даже в тех странах, которые особым научным потенциалом никогда не обладали и даже были по разным причинам отодвинуты от глобальных процессов. Они ищут научные направления, которые помогли бы им вырваться вперед, занять новые ниши, вытеснить конкурентов». Характерный пример в этом отношении — Иран. Авторы главы доклада, посвященной этой стране, показывают, как иранской науке удалось добиться прорывов по целому ряду показателей (например, по публикационной активности), несмотря на четверть века политической и экономической изоляции.

Эта новость на портале НИУ ВШЭ

Cм. публикации в СМИ:

В российской науке «все не так, как хотелось бы» (gazeta.ru, 10.11.2015)

В ЮНЕСКО представлен доклад по развитию мировой науки до 2030 года  (сайт РАН, 11.11.2015)

В ЮНЕСКО опубликован доклад по развитию мировой науки (Информационное агентство «ВладТайм», 11.11.2015)

Расходы на науку в мире растут быстрее ВВП («Ведомости», 12.11.2015)