• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Обсуждение концепции разумной специализации регионов на семинаре в Гуанджу

3—5 апреля 2013 года в южнокорейском городе Гуанджу (Gwangju) под эгидой ОЭСР прошел международный семинар по государственной политике разумной специализации регионов, организованный Институтом научно-технической политики Республики Корея (STEPI). С докладом об особенностях кластерной политики в России выступил старший научный сотрудник ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Евгений Куценко.

Поводом к организации семинара стало завершение в конце 2012 года двухлетнего проекта ОЭСР по разумной специализации. В нем участвовали такие страны, как Австрия, Бельгия (Фландрия), Финляндия и Южная Корея.

С целью обсудить его итоги на семинар съехались сотрудники ОЭСР, чиновники Еврокомиссии, ведущие мировые эксперты по региональной инновационной политике, представители научных организаций Южной Кореи.

Программный доклад по реализации и итогам проекта участникам семинара представил старший экономист ОЭСР Марио Сервантес (Mario Cervantes). Эксперт прояснил в своем выступлении ряд особенностей концепции разумной специализации и рассказал об эффектах, которые она оказывает на стимулирование инноваций в исследуемых регионах.

О концепции Smart Specialisation

Концепцию разумной специализации регионов (Smart Specialisation) разработала экспертная группа «Знание для роста» (Knowledge for Growth) Директората по технологиям и инновациям Еврокомиссии в процессе формирования единого Европейского исследовательского пространства (European Research Area — ERA). Политика разумной специализации нацелена в первую очередь на решение проблемы фрагментации и дублирования исследований в странах Евросоюза, являющейся следствием того, что входящие в него государства сами определяют приоритеты научно-технической политики и при этом зачастую предпочитают развивать одни и те же «модные» технологии и отрасли. Это в конечном счете приводит к недостаточной эффективности научного поиска (ввиду невозможности накопления критической массы знаний) на уровне всего Европейского союза — в сравнении с США или Японией.

Учет региональной специфики — суть концепции Smart Specialisation. Научно-техническая и инновационная политика Евросоюза не может быть одинаковой по отношению к регионам, различным по своему инновационному профилю, потенциалу и специализации. В рамках этой концепции инновации понимаются в расширенном смысле, то есть как результат не только фундаментальных исследований, но, не в последнюю очередь, заимствования, комбинирования и творчества. В связи с этим предлагается выделять регионы, в которых целесообразно развивать базовые технологии (general purpose technologies), и территории, где выгоднее сосредоточиться на прикладных исследованиях и реализации базовых технологий применительно к уже существующим продуктам и технологическим процессам. Отдельно стоят регионы, в которых инновации являются следствием деятельности не столько научной, сколько творческой в широком смысле этого слова, — в них ставку следует сделать на развитие так называемых креативных отраслей.

Перечислим и другие важные особенности концепции Smart Specialisation.

1. Регионам необходимо четко определить отрасли своей специализации, при этом не столько следовать моде и подчиняться политическим веяниям, сколько полагаться на уже накопленные активы и компетенции.

2. Определение специализации региона — процесс, направленный «снизу-вверх» (bottom-up), а предпринимательский поиск (entrepreneurial discovery) — ключевой механизм выбора приоритетных отраслей специализации. Определение ее сугубо на национальном (федеральном) уровне чревато высоким риском. Разумная специализация проявляется на стыке имеющихся потенциала и компетенций; релевантных для региона технологий; Форсайта, позволяющего наметить стратегию развития на дальний горизонт; и, наконец, предпринимательского таланта, который заключается в том, чтобы найти правильные сочетания ресурсов и сосредоточить их на открывающихся рыночных возможностях. Очевидно, лучше всего собственный потенциал, технологии и рыночные возможности знают местные компании, университеты и власти.

3. Разумная специализация предполагает: 1) анализ ресурсов, компетенций и технологий в других регионах, 2) интенсификацию межрегионального взаимодействия, в том числе в плане покупки/продажи технологий, а также расширение деятельности местных фирм и включение в глобальные сети и цепочки создания стоимости.

4. Политика разумной специализации задает широкие цели: не только и не столько стимулирование инноваций, но активизацию структурных изменений в экономике региона в ключе поиска ответов на вопросы вроде: «Что нужно сделать сегодня с учетом существующих сильных и слабых сторон, чтобы занять достойное место на рынках будущего? В каких направлениях развивать существующие отрасли?»

5. Политика разумной специализации не предполагает государственных интервенций по развитию новых отраслей за счет прямой поддержки (что, собственно, принято называть промышленной политикой). Акцент делается на создании условий (государственное регулирование, укрепление финансовой системы, усиление конкуренции), развитие науки и образования, стимулирование спроса (через систему закупок) и пр.

За счет фокусирования на уникальных компетенциях и ресурсах региона, а также учета различных траекторий его развития политика разумной специализации приводит в масштабе страны к дифференциации региональных инновационных стратегий и, как следствие, к большему их разнообразию. Это, в свою очередь, приведет к появлению новых точек роста и усилит курс на стабильное развитие национальной экономики.

В настоящее время концепция разумной специализации наиболее системно реализуется в рамках платформы Regional Research and Innovation Strategies for Smart Specialisation (RIS3). Эксперты из Австрии Армин Мар (Armin Mahr, Федеральное министерство науки и исследований) и Кристиан Хартман (Christian Hartmann, Исследовательский центр Joanneum Research) представили доклады, посвященные практическому руководству RIS 3 Key по применению политики разумной специализации для регионов. По сути, оно представляет собой список вопросов для оценки региона с целью запустить в нем коммуникационный процесс по формированию разумной специализации в рамках тройной спирали: бизнес, наука, государство.

Опыт Гуанджу по развитию кластера фотоники

Место проведения международного семинара определило фокус дискуссии на возможностях и ограничениях применения концепции Smart Specialisation, а также нюансах кластерной политики в таких странах, как Япония, Китай и Южная Корея.

Анализ азиатского опыта приводит к довольно интересному выводу: кластерная политика в ее европейской форме (которая взята за основу в России) кардинально отличается от принятого в странах Юго-Восточной Азии управленческого подхода при формировании кластеров. Так, этот подход предполагает: 1) концентрацию индустрии в определенных районах для получения внешней экономии, 2) дополнение промышленности наукой, специализированным образованием, инфраструктурой для развития малого и среднего предпринимательства. Как правило, это в чистом виде подход «сверху-вниз»; со стороны региональных «игроков» не требуется ни идентификация себя в качестве участников кластера, ни запуск совместных кластерных проектов. В этой связи вполне справедливо называть получившиеся образования не кластерами, а агломерациями или протокластерами.

Хозяева семинара представили опыт создания (прото-) кластера фотоники в Гуанджу. Данный кейс считается историей успеха, и именно благодаря ему было решено организовать это мероприятие в периферийном городе, а не в Сеуле.

Как и многие другие (прото-) кластеры в Восточной Азии, кластер фотоники в Гуанджу был создан государством. В 1998 году власти Южной Кореи предложили регионам определить новые отрасли специализации исходя из двух ключевых требований: отсутствия дублирования с инновационными профилями других регионов и соответствия приоритетам национального уровня.

Еще в 1998 году в Гуанджу не было ничего, связанного с фотоникой, а к 2012 году город стал домом для 360 высокотехнологичных компаний с общей годовой выручкой более 2 млрд долларов и численностью занятых свыше 8 тысяч. В нем также функционируют 10 колледжей и университетов, готовящих специалистов для кластера, 6 научно-исследовательских институтов (комплекс зданий одного из них — Корейского института технологий в области фотоники — отображен на заднем плане фотографии, размещенной ниже), 8 специализированных технологических центров, 9 объектов инновационной инфраструктуры (включая технопарк, центр прототипирования и дизайна, центр поддержки экспорта). На данный момент площадь индустриального комплекса кластера составляет 257 кв. км.

Участники семинара на фоне здания Корейского института технологий в области фотоники.
Участники семинара на фоне здания Корейского института технологий в области фотоники.

Проект по созданию кластера фотоники был осуществлен в три фазы. Акцент первой (2000—2003 гг.; 400 млн долларов) — развитие инфраструктуры, включая строительство научно-исследовательских институтов. В рамках второй фазы (2004—2008 гг.; 350 млн долларов) создатели кластера сосредоточились на концентрации бизнеса, запуске пилотных производств, а также наращивании конкурентных преимуществ и развитии международных связей. Третья фаза (2009—2012 гг.; 50 млн долларов) — наращивание потенциала развития кластера, в том числе международный маркетинг, повышение качества трудовых ресурсов.

Несмотря на очевидные успехи кластера фотоники в Гуанджу, корейское правительство и профильные научные институты (прежде всего Институт научно-технической политики — STEPI) активно думают над путями его дальнейшего развития, поскольку уже сейчас видны, по крайней мере, три угрозы для его успешного функционирования в долгосрочной перспективе:

1. снижение государственных инвестиций, которые должны компенсироваться частными вложениями для последующего роста кластера;

2. отсутствие технологических компаний мирового уровня (за исключением, возможно, OE Solutions);

3. слабые связи между компаниями кластера.

Создатели кластера в Гуанджу предполагают, что постулаты разумной специализации позволят определить для него такую нишу в глобальной экономике, которая позволит ему войти в top 3 мировых хабов в сфере фотоники. Среди первоочередных мер — привлечение в кластер ключевых международных компаний, проведение совместных научных исследований с зарубежными партнерами; делегирование большего числа полномочий по развитию кластера на региональный уровень; формирование совета кластера для координации проектов и мер поддержки со стороны государства, в котором будут представлены и частные фирмы.

Организаторы мероприятия использовали семинар как площадку для обсуждения возможностей будущей специализации кластера фотоники на основе прогнозов развития этой и смежных с нею отраслей. Среди участников семинара ключевым экспертом по данному направлению следует отметить руководителя Брюссельской группы по фотонике (Brussels Photonics Team) Уго Тьенпонта (Hugo Thienpont) из Университета Брюсселя (Vrije Universiteit Brussel).

Особенности кластерной политики в России

Успешная реализация инновационной политики в России упирается в необходимость адекватной региональной проекции федеральных стратегий в условиях высокой неоднородности регионов по уровню развития, отметил в своем выступлении старший научный сотрудник ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Евгений Куценко. В этой связи, кластеры представляют собой механизм, позволяющий при разработке мер государственной поддержки инноваций учитывать согласованные потребности наиболее конкурентоспособных организаций в регионе и концентрировать ограниченные ресурсы федерального бюджета на ограниченном числе наиболее перспективных проектов.

Минэкономразвития РФ запустило в прошлом году первую национальную программу поддержки пилотных кластеров. Ее авторы ориентировались прежде всего на опыт федеральных кластерных программ Германии. Евгений Куценко так охарактеризовал черты инициативы МЭР, которые пересекаются с европейскими программами:

  • понимание кластера, предполагающее не только концентрацию фирм в связанных видах деятельности на одной территории, но также их самоорганизацию, формирование общей стратегии развития и запуск совместных проектов;
  • объем средств, аккумулированных в рамках кластерной программы (в расчете на один кластер);
  • необходимость регионального и частного софинансирования;
  • смешанный подход «снизу—вверх» и «сверху—вниз» при выборе приоритетных кластеров (федеральный центр организует конкурс, в котором могут участвовать все желающие; роль государства — отобрать лучшие заявки);
  • значительная доля отклоненных заявок (условие поддержки лучших кластеров);
  • привлечение существующих инструментов государственной поддержки;
  • межведомственная координация.

Вместе с тем российские реалии накладывают ряд ограничений (отчасти восходят к азиатскому стилю управления), мешающих в полной мере освоить лучшие европейские практики стимулирования кластеров. Среди них — слабая вовлеченность частного бизнеса, стартапов; недостаточное стимулирование инновационного предпринимательства и взаимодействия между бизнес- и научным сообществами; недооценка фактора внутренней конкуренции в кластере; опасность подмены инновационной активности перераспределительной (лоббистской) деятельностью как фактической ключевой задачей кластера.

Концепция разумной специализации, представляющая собой, по сути, набор рекомендаций для эффективной кластерной политики, может стать кратким путем для создания конкурентоспособных и активно развивающихся кластеров в регионах РФ. Ее правила совершенно не обязательно пытаться формализовать, но безусловно важно учитывать как на федеральном, так и региональном уровнях.

Для России применение разумной специализации имеет гораздо более серьезные основания, чем для новых индустриальных стран, которые находятся на этапе быстрого роста (в том числе обусловленного эффектом низкой базы, согласно которому чем ниже исходный уровень развития страны, тем выше ее темпы роста). Основоположник концепции разумной специализации Доминик Форе (Dominic Foray), что для развивающихся стран и регионов на первоначальном этапе вполне оправдана традиционная промышленная политика, предполагающая прямую интервенцию государства. (Пример тому — Южная Корея.) Разумная специализация и кластеры (в их европейском понимании) оправданы в ситуации, когда страна уже прошла этап индустриализации, имеет развитые отрасли, инфраструктуру, науку и университеты, которые, однако, функционируют и управляются не вполне эффективно, что сдерживает их развитие. Поддержка отдельных элементов, фокусирование на строительстве физической инфраструктуры и мега-проектах являются плохим рецептом в деле повышения инновационной активности и результативности на данной стадии развития экономики. Именно в этой ситуации наибольшую пользу могут принести такие сложные в администрировании инструменты, как кластеры, сети, технологические платформы, задача которых — заставить работать уже существующие механизмы, добиться синергетического эффекта от взаимодействия всех функционирующих в инновационном поле организаций.

Материалы семинара.pdf (55 мегабайт)
Брошюра включает: программу, доклад ОЭСР, биографии и презентации участников.

Материал подготовил Евгений Куценко