• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Неопределенность усиливает пессимизм предпринимателей

Индекс предпринимательской уверенности в феврале текущего года впервые ухудшился за последние одиннадцать месяцев, однако делать выводы о состоянии делового климата в промышленности пока рано, отметили эксперты Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ в очередном мониторинге делового климата в промышленности.

В феврале 2016 года итоговое значение Индекса предпринимательской уверенности (ИПУ) в промышленности в целом сократилось в сравнении с январем на 1 п.п., составив (–5%). Снижение зафиксировано впервые после марта 2015 года в предыдущие 11 месяцев ИПУ или не менялся, или демонстрировал незначительные улучшения, говорится в мониторинге ЦКИ Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ. Данные мониторинга базируются на результатах ежемесячных опросов, проводимых Росстатом среди руководителей 3 тысяч крупных и средних промышленных предприятий.

Вместе с тем, считают эксперты, снижение ИПУ не позволяет делать серьезные выводы об ухудшении делового климата в промышленности. Дать адекватную оценку в первые месяцы практически любого года невозможно из-за высокой «праздничной» составляющей января, укороченного/високосного февраля и традиционной, особенно для госпредприятий, задержки с открытием финансирования. Кроме того, у многих предприятий пока нет ясности по секвестированию или получению бонусов за счет антикризисной программы правительства.

Динамика индекса предпринимательской уверенности в целом по промышленности и укрупненным видам деятельности

Основным негативным драйвером снижения ИПУ стали производственные ожидания предпринимателей на ближайшие 3-4 месяца. Это достаточно тревожный сигнал, так как прогнозные оценки, как правило, психологически крайне слабо зависят от сезонных колебаний.

По результатам опросов в январефеврале, причинами ухудшения предпринимательских прогнозов являются высокий уровень налогообложения (35% опрошенных), нехватка финансирования (38%), недостаточный спрос на продукцию (48%). И главное  неопределенность экономической ситуации в стране, усиливающая негативное влияние на бизнес и резко снижающая его инвестиционную и модернизационную активность (51%). Ровно два года назад на эту причину ссылался лишь 31% респондентов.

Итоги опросов констатируют незначительный рост запасов готовой продукции на складах. По промышленности в целом сохранился средний уровень загрузки производственных мощностей (63%). Мощности в добывающей промышленности были загружены в среднем на 67%, в «обработке» на 62%.

Несмотря на сложности, на рынке действуют порядка 15–17% относительно благополучных экономических агентов – рентабельных и конкурентоспособных предприятий. Такие структуры есть практически в любом виде промышленной деятельности. Именно они удерживают отрасль от полного сползания в состояние рецессии.

В середине рейтинга находится наиболее многочисленная (примерно 60-65%) часть предприятий, которые функционируют в рамках стагнационного сценария. Оставшиеся 20-22% составляют «аутсайдеры» на грани банкротства.

Повлиять на ускорение роста промпроизводства в кратчайший период, до наступления эффекта от решения базовых проблем экономики, по мнению авторов мониторинга, могут точечная идентификация лидеров «середняков» и создание условий для их перехода в первую группу. Для развития «первого эшелона» и, соответственно, всей промышленности, нужно, как минимум, не мешать, ограничив на ближайшее время введение новых правил игры (налоговых, таможенных, валютных), ослабив кредитное давление на инвестиционную и инновационную составляющие этих предприятий.

Комментирует директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Георгий Остапкович:

Промышленность вошла в зону неблагоприятного делового климата еще в марте 2013 года, когда ИПУ впервые после долгого периода показал отрицательное значение. С тех пор на протяжении трех лет наблюдается помесячное колебание индекса в неблагоприятной зоне.

Вместе с тем за последний год ИПУ в промышленности не допускал таких провалов, как соответствующий индикатор, рассчитываемый по результатам опросов в видах экономической деятельности, ориентированных на преобладание конечного спроса со стороны населения (торговля, сфера услуг и строительство). В результате модель экономического развития промышленности за минувшие 2-3 года можно охарактеризовать как стабильно стагнационную  без акцентированных всплесков, но и без ярко выраженных провалов.

Из вялотекущих стагнационных изменений основных показателей деятельности промышленности за последние два года своей негативной динамикой выделяется давление на бизнес фактора «неопределенность экономической ситуации в стране». В феврале 2016 года о нем как о лимитирующем производственную деятельность сообщили уже более половины участников опроса. Если не принять в ближайшее время комплексных мер по улучшению предпринимательского климата, негативная тенденция может продолжиться.

Светлана Салтановна для OPEC.ru