• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Визионерский диалог российского и испанского футурологов

Через три недели стартует трехнедельный марафон XXII Апрельской конференции НИУ ВШЭ, в рамках которой ИСИЭЗ проводит два научных симпозиума — по анализу больших данных и форсайту и научно-технической и инновационной политике. О составе участников и некоторых темах, которые будут обсуждаться на сессиях симпозиума по форсайту, дает представление интервью с известным футурологом, научным сотрудником Университета сингулярности в Кремниевой долине Хосе Кордейро, которое по просьбе РБК провел Александр Чулок, директор Центра научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ.

Интервью «Мы должны стремиться к лечению старости» вышло на сайте «РБК тренды» и в «Журнале РБК» (№ 3, 2021). С разрешения редакции перепечатываем фрагмент.

Хосе Луис Кордейро — испанский экономист, футуролог и трансгуманист. Работал в ООН в сфере промышленного развития, был советником крупных нефтяных компаний. Сейчас Кордейро — научный сотрудник Университета сингулярности в Кремниевой долине, приглашенный преподаватель российских университетов НИУ ВШЭ и МФТИ, член международной экспертной панели Прогноза научно-технологического развития России. Автор книги «Смерть смерти», которая переведена на несколько языков и скоро выйдет в России. Хосе Луис Кордейро продвигает идеи сингулярности: момента, когда искусственный интеллект превзойдет человеческий разум и мы объединимся с машинами.

«Мы живем во время перемен и должны быть к ним готовы»

— Как вы считаете, какую роль пандемия сыграет в сингулярности? Она ее приблизит?

— Мы с моим другом футурологом Рэймондом Курцвейлом говорим о двух датах — 2029 и 2045 годах. К этому времени случатся два прорыва в аппаратном и программном обеспечении. К 2029 году мы пройдем тест Алана Тьюринга, научим машины мыслить.

Британский ученый Алан Тьюринг разработал свой тест в 1950 году. Его цель — определить, насколько поведение компьютера неотличимо от человеческого. В рамках теста экспериментатор общается (в текстовом формате) с компьютером и человеком, не видя собеседника, а затем пытается определить, с кем велась беседа. Если он принимает программу за человека, значит, она прошла тестирование.

После 2045 года появляются технологии регенерации, то есть будет физическое бессмертие. Мы достигнем бессмертия сознания, бессмертия мозга. Появится искусственный интеллект, который объединит все человеческие знания в облако. Возможно, это случится раньше указанных дат, поскольку все стремительно развивается. Мы видим это на примере COVID-19: он изменил все. Мы сделали вакцину буквально за месяцы, хотя раньше на такую задачу уходили годы. Вакцины распространились по всему миру за недели — такого не было ни разу за всю историю человечества. Это пример быстрого развития всех направлений, в том числе медицины.

— Почти все страны пытаются увеличить расходы на исследования и разработки. Особенно это касается сфер, напрямую связанных с человеческой жизнью и медицинскими технологиями. Кажется, этот процесс пойдет быстрее благодаря пандемии. Как вы считаете, кто станет главным лидером? Это будут такие компании, как Google или Facebook, которые хранят большие массивы данных о нас, или фирмы, связанные с медицинской индустрией, такие как Pfizer? Кто станет владельцем технологий?

— Мы проходим через крупный прорыв в медицине и биотехнологиях, никто не знает, что случится в конце. Фирмы, которые уже сейчас занимаются инновациями в медицине, хотят выжить. Мы видим, как Pfizer, Johnson & Johnson и другие традиционные фармкомпании пытаются переосмыслить свою деятельность. Но в то же время ИТ-компании смотрят в направлении медицины. Amazon, IBM, Microsoft — они только заходят в эту сферу и точно повлияют на ее прорыв.

Появляется много стартапов, что было невообразимо несколько десятилетий назад, и они также идут в медицину. Мне кажется, это будет комбинация разных систем. Большие увеличат влияние, а новые маленькие стартапы продолжат расти. По моим предположениям, через десять лет биотехнологии станут крупнейшей индустрией в мире. Поэтому здесь такое соревнование, а также кооперация, как мы видели в случае с вакциной от коронавируса.

Большие данные и искусственный интеллект вливаются в мединдустрию. Сейчас, когда мы можем секвенировать геном человека, мы имеем возможность проанализировать его математически. Поэтому медицина становится информационной технологией. Это один из самых больших прорывов. Старая система умирает, но рождается новая.

Полная версия интервью на РБК