• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Тренды в развитии региональных исследований

Ежегодный конгресс Европейской ассоциации региональных исследований традиционно привлекает большое количество участников. На 53-й конгресс «Региональная интеграция: Европа, Средиземноморье и мировая экономика», прошедший в последнюю неделю августа в итальянском Палермо, съехались более тысячи человек. В их числе был старший научный сотрудник ИСИЭЗ Евгений Куценко.

Конгресс Европейской ассоциации региональных исследований (European Regional Science Association, ERSA) славится тем, что вопросы регионального развития обсуждаются по очень широкому спектру тем и очень представительным составом экспертов. В 2013 году были организованы секции: облик городов будущего; городская экономика и управление городом; теории пространственного размещения; демография и миграция; мобильность трудовых ресурсов; рынки недвижимости и земли; транспорт и коммуникации; инфраструктура; региональный рынок труда и региональные стратегии и политики; пространственная эконометрика; глобализация и конкурентоспособность регионов; предпринимательство и инновации; частно-государственное партнерство в развитии региона; моделирование экономики региона; экономический кризис и проблемы роста; изменение климата и устойчивое развитие; экономика знаний и обучающиеся регионы; жизненный цикл развития кластеров и типология инновационного развития и др.

Во многих секциях достаточно плотно обсуждалась тема кластеров. Приведем лишь малую часть представленных исследований, где она рассматривалась.

Синхронно ли развиваются кластеры и профильные отрасли?

В какой степени совпадает динамика развития кластеров и соответствующих отраслей? Такой вопрос ставится в докладе Valdaliso J. M., Elola A., Franco S., López S. Do clusters follow the industry life cycle? An exploratory meta‐study of Basque clusters from the 1970s to 2008.

Исследователи исходили из того, что развитие кластеров нельзя считать лишь пространственной проекцией развития той или иной отрасли, так как их успех во многом зависит от сугубо региональных факторов. Бывает, одни кластеры теряют конкурентоспособность и разрушаются, несмотря на бурный рост в профильной отрасли; другие, наоборот, умудряются выжить, трансформироваться и даже расти во время спада или исчезновения отрасли их первоначальной специализации.

Реализация второго сценария представлена в рамках исследования, проведенного на примере Страны Басков — старопромышленного региона Европы, который с успехом преодолел ловушку специализации в 80-х годах XX века, обновил свой индустриальный профиль, усилил существующие кластеры и активно развивает новые. Авторы изучили 6 кластеров, ведущих деятельность в таких сферах, как изготовление бумаги, прибрежная морская хозяйственная деятельность, машиностроение, информационные технологии и электроника, авиация, производство энергии, и выяснили, что большинство из них сумели пережить упадок в отраслях их первоначальной специализации. Тем самым подтвердилась первоначальная гипотеза об отсутствии жесткой детерминированности между динамикой развития кластера и отрасли.

Авторы также попытались определить факторы местной среды, позволившие кластерам в Стране Басков сохранить гибкость, способность изменяться и осваивать новые технологические рубежи. Ключевыми среди них оказались: 1) налаженное взаимодействие внутри кластера и эффективное построение профессиональных сообществ; 2) высокий научный потенциал, качество образования и способность фирм, входящих в кластер, воспринимать новые знания; 3) международная интеграция; 4) поддержка со стороны региональных органов государственной власти.

Взгляд на кластеры через эпистемологию

Еще одно интересное исследование (Boix R., Hervás-Oliver J.L., De Miguel-Molina B. Micro-geographies of creative industries clusters in Europe) было посвящено выявлению особенностей кластеров в творческих индустриях. С опорой на данные о 554603 фирмах из 16 стран Европейского союза исследователи показали, что для рассматриваемой сферы характерна явная тенденция к концентрации: из всей выборки 61% компаний входили в творческие кластеры, которых в общей сложности они насчитали 1784 единицы. Наиболее подвержены кластеризации производство фильмов и музыки, создание программного обеспечения, торговля произведениями искусства, производство видеоигр, дизайн и архитектура. Тенденцию к совместной локализации авторы связывают с «символической природой знания», появляющегося в результате творческих видов деятельности. Производство такого персонализированного или неформализованного знания предполагает высокую плотность личного общения среди его носителей, что и обусловливает их общую локализацию — обычно в центре города (этот довольно очевидный факт подтвердился в рамках исследования). Оказалось, что 93% креативных кластеров располагаются близко друг от друга. В этой связи можно говорить о наличии Джейкобс-эффектов (эффектов урбанизации), в основе которых лежит тесное взаимодействие людей из разных видов деятельности, разных профессий и опыта, порождающее новые идеи, проекты и команды. Наличие этих эффектов приводит к важным выводам для государственной политики: для развития творческих кластеров большую роль играет содействие межкластерному взаимодействию и формированию межфирменных сетей широкого профиля.

Каким кластерам полезен культурный «шум»?

Тема влияния городских условий на развитие творческих индустрий детально, с применением инструментальных переменных, изучена в работе Кристофера Мёллера (Möller K. Culturally clustered or in the cloud? Location of internet start-ups in Berlin). Автор проверил гипотезу о том, что на творческие индустрии (в данном случае — информационные технологии) влияет городская культурная среда (наличие театров, ресторанов, клубов и пр.). Данная гипотеза нашла свое подтверждение в ходе эконометрического анализа. Увеличение «плотности» культурных благ на 1% приводит к росту количества ИТ-стартапов на 1,4%. Вместе с тем влияние культурной среды оказалось незначимым для консервативных услуг, таких как юридические консультации, финансовые и страховые операции. На этом основании автор склонен согласиться с теорией городского «шума» (urban “buzz”), под которым понимается высокая плотность общения, особая творческая атмосфера, культура толерантности. Такой «шум» крайне благоприятен лишь для определенных видов деятельности, и нейтрален — для других.

Когда крупный бизнес заходит через «местных»?

В работе итальянских исследователей (Elia S., Piscitello L., Mariotti S. Industrial districts, core cities and ownership strategy of multinational firms investing in Italy) анализируется, какие региональные характеристики влияют на стратегию входа на национальный рынок транснациональных корпораций.

Эконометрический анализ данных по Италии за 2001—2010 годы показал, что транснациональные корпорации (ТНК), решая отрыть на полуострове свое подразделение, чаще организовывали совместные предприятия — в противовес созданию подразделений в исключительной собственности ТНК. Выбор такой стратегии в большей степени позволяет получить доступ к местным ресурсам и компетенциям, а также лучше учитывать местную специфику.

Но есть важное исключение: в крупных городах или кластерах (промышленных районах) ТНК предпочитают создавать подразделения без местных партнеров. Главная выгода от размещения в центральных городах — легкий доступ к важной информации, персонализированному знанию, качественной инфраструктуре, без потери тесных международных контактов. Размещение в кластере дает подразделению ТНК важнейшие для производства факторы: качественную рабочую силу, поставщиков, инфраструктуру, специализированные сервисы. Имея, благодаря развитой внешней среде, необходимые ресурсы и компетенции, ТНК могут обходиться без местных партнеров.

Из России о регионах

Старший научный сотрудник ИСИЭЗ НИУ ВШЭ и эксперт Российской кластерной обсерватории Евгений Куценко на секции по региональной политике представил доклад, который в целом отражает основные положения его препринта “Key features of the first phase of the national cluster program in Russia”, подготовленного в соавторстве с Дирком Майснером и опубликованного в апреле 2013 года.

Евгений подробно охарактеризовал особенности российской кластерной политики на текущем этапе развития. Он коснулся ее бэкграунда, раскрыл основные принципы национальной кластерной программы, сопоставив ее с соответствующими европейскими программами, и проанализировал отечественный подход к развитию регионов с опорой на кластерные инструменты.

Сравнительный анализ показывает, что российская кластерная политика является европейской по своему духу. Это подтверждают:

  • осознанная целенаправленная поддержка кластеров со стороны государства;
  • ключевая роль региональных органов власти и участников кластеров в определении направления развития;
  • конкурсные процедуры для отбора лучших проектов, представленных кластерами;
  • инициативы по выстраиванию системной поддержки отобранных кластеров и налаживанию межведомственной коммуникации.

Вместе с тем обращение к европейскому опыту показывает, что почивать на лаврах нам рано и еще многое предстоит сделать. Основные «разрывы» — неразвитая городская среда (включая инфраструктуру, творческие индустрии, культурный «шум»), вялая инициатива со стороны частного бизнеса, недостаточная внутренняя конкуренция в кластерах, второстепенный учет потребностей малого и среднего бизнеса, недостаточный акцент на новых проектах и бизнесах (стартапах), слабая внешняя коммуникация (в том числе продвижение кластеров за рубежом).

В программе конгресса этого года было заявлено порядка 50 (!) выступлений из России, что, очевидно, свидетельствует о растущем интересе отечественных экспертов к региональным исследованиям. В связи с тем, что следующий конгресс ERSA впервые пройдет в России, в Санкт-Петербурге [От ред.: Такие планы организаторы конгресса анонсировали еще в 2012 году. См. новость о 52-м конгрессе ERSA], можно прогнозировать дальнейший рост региональных исследований в нашей стране, в том числе на стыке с анализом инновационной политики.

Подготовил Евгений Куценко

Сongressbook
Презентация к выступлению Евгения Куценко