• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Евгений Куценко о 30-м месте Москвы в Глобальном инновационном индексе–2018

10 июля вышел Глобальный инновационный индекс-2018 (Global Innovation Index / GII-2018). В новом рейтинге Россия заняла в рейтинге 46-е место из 126, Москва вошла в топ-30 самых инновационных городов мира. В колонке для Rusbase Евгений Куценко, руководитель Российской кластерной обсерватории ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, прокомментировал факторы, обеспечивающие высокое место столицы.

Справка: Global Innovation Index (GII) с 2007 года формирует консорциум Корнельского университета (США), Школы бизнеса INSEAD (Франция) и Всемирной организации интеллектуальной собственности (WIPO). В Международный консультативный совет проекта входит первый проректор НИУ ВШЭ, директор ИСИЭЗ Леонид Гохберг. Также исследователи ИСИЭЗ НИУ ВШЭ участвовали в подготовке аналитических докладов, сопровождавших выход рейтинга в 2017, 2016, 2014 и 2012 годах.

Что произошло?

Вышел Глобальный инновационный рейтинг за 2018 год. Пожалуй, это главный ежегодный инновационный рейтинг, включающий 80 индикаторов и охватывающий 126 стран мира. Для авторов характерно широкое понимание инноваций. Среди факторов, их инициирующих, выделены институты, человеческий капитал, исследования и разработки, инфраструктура, рыночный потенциал. В свою очередь результат инновационной деятельности представлен не только технологическими нововведениями, но и продуктами креативной деятельности.

Как и в прошлом докладе, дополнительно к страновому рейтингу прилагается специальный рейтинг 100 ведущих мировых инновационных кластеров, представляющих собой города или агломерации, концентрирующие максимальную численность ученых и изобретателей.

То, что инновационная деятельность распределяется географически неравномерно, не новость. По данным ОЭСР, в странах-членах этой организации 10% регионов аккумулируют 58% патентных заявок, 30% НИОКР и 25% высококвалифицированных кадров, а максимально интенсивное взаимодействие между участниками инновационной деятельности осуществляется в радиусе приблизительно 200 километров [OECD, 2013]. Поэтому переход к субнациональному уровню выглядит логичным.

Используемая для расчетов предыдущего рейтинга патентная статистика в настоящем издании дополнена данными по научным публикациям, которые привязаны к адресам соответствующих заявителей. Патентная статистика представлена патентными PCT заявками за 2012–2016 гг. (всего порядка миллиона заявок и 2,8 миллиона заявителей), публикационная — числом статей в WoS (8,5 миллиона статей и 22,5 миллиона авторов) за тот же период. К учету принимались только публикации по направлению «науки и технологии» (без социальных и гуманитарных наук). Отсекающим критерием, позволившим выделить значимые концентрации ученых и изобретателей, выступила плотность адресов заявителей (ученых или изобретателей): минимум 4,5 тысячи в расчете на территорию радиусом 15 километров.

Сколько всего инновационных кластеров

Всего удалось выявить 198 инновационных кластеров, топ 100 из которых располагается в 28 странах. Первая пятерка: Токио-Йокогама, Шэньчжень — Гонконг, Сеул, Сан-Хосе — Сан-Франциско, Пекин. США лидирует по числу таких инновационных кластеров (26), затем следует Китай (16), Германия (8), Великобритания (4) и Канада (4). У Японии всего три такие точки, хотя одна из них и занимает первое место.

Россию авторы причисляют к странам со средним доходом, имеющим на своей территории мировые инновационные кластеры. Помимо упомянутого Китая — это Бразилия, Индия, Иран и Турция.

По всей выборке стран авторы наблюдают корреляцию между числом публикаций и патентов в выделенных кластерах (например, Токио-Йокогама — номер один по патентам и номер два по публикациям). Экстремальными примерами являются Эйндховен (максимум патентов с относительно слабой научной результативностью) и Тегеран (в точности наоборот). Несколько выбиваются страны со средним доходом: результативность науки в них в среднем превосходит продуктивность патентной деятельности.

По сравнению с прошлым годом наблюдается сдвиг в распределении сфер по числу патентов. Теперь лидером стала фармацевтика (в 22 кластерах это ключевая область), за которой следуют ИКТ и медицинские технологии. Патенты в фармацевтике, как правило, поддерживаются научным лидерством в науках о жизни (включая химию).

Москва на глобальной карте инноваций: 7 тезисов

  1. Москва оказалась единственным географическим пространством в России, соответствующим требованиям авторов доклада в отношении плотности научной и изобретательской активности (в той же Индии или Турции таких зон больше). При этом Москва занимает более высокое место, чем Россия в основном рейтинге (30-е против 46-го).
  2. Это достижение хотя бы потому, что больше таких зон в России нет (по крайней мере, в мировом топ 100), хотя в той же Турции их две (Стамбул и Анкара), но, что важно, на гораздо более низких позициях — 69 и 76 места соответственно.
  3. Получается, что позиция Москвы еще и тем интересна, что в топ 30 стран со средним доходом, кроме Китая и России, вообще нет. То есть Москва ближе к развитым странам (ну, и Китаю, который, действительно, очень много сделал в последние лет десять в плане инновационного развития), чем ко всем остальным.
  4. Пока что этот успех в большей степени обусловлен старыми заслугами. А именно — научными заделами. Конкретнее — физика (17% публикаций) и РАН (40% публикаций).
  5. Ключевым резервом дальнейшего продвижения Москвы в рейтинге станет, безусловно, патентная активность. К примеру, Пекин опережает Москву по доле заявок РСТ более чем в 8 раз, а агломерация Токио-Йокогама — в 47 раз! Без учета публикационной статистики, Москва сразу падает на 49 место (если же временно забыть про патенты — поднимется на 18-е).
  6. В этой связи можно отметить традиционный фокус российской (и, соответственно, московской) науки на физику, а не на науки о жизни. Причем по предметной сфокусированности (более 17 процентов всех публикаций кластера) научный сектор Москвы уступает лишь 5 городам из перечня 100 мировых инновационных кластеров. Все они занимают гораздо более низкую позицию в данном рейтинге (не выше 78 места). По всей вероятности, диверсификация сфер научного лидерства создает больше возможностей для продуктивной изобретательской деятельности.
  7. Но главным фронтом рейтинговой борьбы станет коммерциализация: удастся ли существенно нарастить количество патентных заявок и, собственно, патентов (в данном случае, зарубежных, так как речь идет о процедуре PCT)? Очевидно, что для этого требуется не только научное превосходство, но и возможности для быстрого и эффективного воплощения нововведений в продукты, а также удобство выхода на городской, национальный и международный рынки.

Источник: Rusbase

См. также:

Инновационные силы Москвы объединяются в мегакластер