• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Как управляют наукой в России

Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ провел исследование лучших практик управления научной и научно-технической деятельностью. Результаты исследования, а также проект онлайн-ресурса, отслеживающего такие практики, обсуждались на круглом столе в Вышке.

Как исследовать управленческие практики

Оценка деятельности научных организаций ведется во всем мире, и результаты этой оценки могут серьезно влиять на их дальнейшую судьбу — последствия могут быть как репутационными, так и финансовыми и управленческими (вплоть до отзыва лицензии, реорганизации или ликвидации научного центра). В России необходимость оценки научных организаций была закреплена постановлением правительства в 2009 году и регламентирована различными ведомственными актами.

Однако проект такой оценки на общероссийском уровне до сих пор не был реализован (предполагается, что данные своего исследования в следующем году может представить Федеральное агентство научных организаций). О том, что на этом направлении решила сделать Вышка, рассказал на круглом столе заведующий отделом исследований результативности научно-технической деятельности ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Константин Фурсов. По его словам, задача проекта, осуществляемого ВШЭ, состоит не только в том, чтобы выявить и систематизировать лучшие практики управления наукой и университетами, но и в том, чтобы собрать эти практики в общую базу данных — интернет-площадку для свободного обмена лучшими идеями и решениями.

Для своего исследования Вышка отобрала 165 научных организаций и вузов, которые можно назвать лидерами в их сферах деятельности. Сбор данных велся в сотрудничестве с исследовательской группой ЦИРКОН. Было проведено 121 глубинное интервью с представителями научных центров и вузов, сведения по еще 44 организациям брались из открытых источников.

Исследователи составили рубрикатор практик, выделив шесть тематических блоков: организация управления, кадровая политика, исследовательская инфраструктура, управление финансами, коммуникация и кооперация, управление результатами. Каждый блок содержал еще несколько категорий. Интересно было узнать, например, зачем вообще та или иная практика нужна, как она реализуется в конкретных организациях, в какой нормативной среде, почему не работает в других условиях и можно ли это исправить.

Компендиум лучших практик, обнаруженных Вышкой в ходе этого проекта, доступен на специальном сайте. Пока что он работает в тестовом режиме, некоторые его разделы продолжают дополняться. По словам Константина Фурсова, к началу 2018 года на сайте должны быть описаны около 50 практик. Авторы проекта планируют провести эконометрический анализ влияния практик на результативность деятельности научных организаций. Сайт также должен помочь в формировании сетевого профессионального сообщества управленцев в сфере науки, технологий и инноваций.

Заведующий отделом исследований результативности научно-технической деятельности ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Константин Фурсов и научный сотрудник лаборатории экономики инноваций ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Екатерина Дьяченко

Какие практики помогают науке

О некоторых результатах опросов руководителей научных организаций рассказала младший научный сотрудник лаборатории экономики инноваций ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Алена Нефедова. Так, оказалось, что многие интервьюируемые не считают, что управленческие практики играют большую роль в успешной работе научных центров. Определяющими в этом плане они называли человеческие и материальные ресурсы, которыми располагает организация. Кроме того распространено мнение, что каждый научный коллектив настолько уникален, что чужой опыт, пусть и успешный, на него все равно не получится перенести.

Также можно было заметить сильное расхождение между вузами и научными центрами по одному вопросу: если вузы охотно изучают практики, используемые иностранными коллегами, то научные центры, как правило, мало интересуются зарубежным опытом. И в целом у вузов, попавших в выборку, удалось выявить большее количество управленческих практик (притом еще и более разнообразных), чем у научных центров.

Распространено мнение, что каждый научный коллектив настолько уникален, что чужой опыт, пусть и успешный, на него все равно не получится перенести

Тем не менее исследователи смогли определить практики, характерные для организаций обоих типов. К числу таких практик относятся, в частности, содействие профессиональному росту специалистов, создание коллабораций с внешними организациями, создание коллегиальных органов стратегического управления (в т.ч. международных консультативных советов), выбор приоритетных направлений исследований, финансовое стимулирование публикационной активности сотрудников, проведение публичных научных мероприятий (конференций, выставок и проч.).

Что касается различий, то вузы почти в три раза чаще научных центров заявляют о своих усилиях по коммерциализации результатов исследований и трансферу технологий, по созданию конкурсной системы поддержки научных инициатив и по развитию механизмов внутренней конкуренции. Зато научные организации почти в три раза чаще отмечают механизмы премирования сотрудников за привлечение внешних заказов на НИОКР.

Отдельно Алена Нефедова остановилась на редких практиках, которые доказали высокую эффективность в организациях, пользующихся ими, и к которым следует присмотреться другим коллегам. Это, например, внутренние конкурсы на поддержку исследований (НИУ ВШЭ, НИУ «БелГУ», ТГУ), издание англоязычных препринтов научных работ (НИУ ВШЭ), наем сертифицированного патентного поверенного (НИУ «БелГУ», Институт физики прочности и материаловедения СО РАН), международный бенчмаркинг (УрФУ).

Какие барьеры мешают эффективному управлению

По словам научного сотрудника лаборатории экономики инноваций ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Екатерины Дьяченко, чаще всего, говоря об ограничениях, с которыми сталкиваются их организации, опрошенные руководители упоминали барьеры, связанные с финансированием и регулированием. Примечательно, среди финансовых ограничений на первом месте оказались не низкие зарплаты, а нехватка средств на обеспечение инфраструктуры (в основном, на капитальные вложения и коммерциализацию разработок). Причем чаще всего на это жаловались руководители научных организаций в области сельскохозяйственных наук.

Регулятивные барьеры мешают вузам и научным центрам свободно распоряжаться даже имеющимися у них скромными ресурсами

Регулятивные барьеры мешают вузам и научным центрам свободно распоряжаться даже имеющимися у них скромными ресурсами . Чаще всего здесь отмечаются проблемы, связанные с конкурсными процедурами в рамках госзаказа — сразу несколько опрошенных говорили о том, что им не раз приходилось иметь дело с фирмами типа «Рога и копыта», когда качество закупок оставляло желать много лучшего. Определенные проблемы появились и в связи с импортозамещением — зато им весьма довольны уже упомянутые сельскохозяйственные научные организации.

Среди проблем можно выделить и нецелевое использование средств, которое часто возникает вовсе не по злому умыслу вузов и научных центров. «Часто за этим скрывается проблема неудобных циклов финансирования, — отметил участвовавший в круглом столе научный редактор Полит.ру Борис Долгин. — Например, ситуация, когда деньги за грант приходят к моменту, когда большая часть работ уже должна быть выполнена».

По мнению заведующей отделом анализа и прогноза развития научно-технологического комплекса РИЭПП Ирины Ильиной, отчасти эту проблему может решить привлечение бизнеса к финансированию НИОКР в вузах и научных институтах. «Когда в этом будут участвовать компании, задержек не будет, поскольку они сами заинтересованы, чтобы результаты исследований были получены и использованы вовремя», — считает Ирина Ильина. Правда, без государственного соучастия и определенных налоговых преференций для бизнеса, идущего в науку, все равно не обойтись.

Больше фото на Flickr

Новость на портале ВШЭ