• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Иностранцы в науке

Зарубежные исследователи работают в сотнях российских вузов и НИИ. Меры государственной поддержки дали эффект – количество иностранцев растет. Но большинство организаций их по-прежнему не нанимает.

Почему это происходит, эксперты ИСИЭЗ НИУ ВШЭ выяснили в интервью со 109 руководителями высших учебных заведений и научных институтов из 45 городов. В дополнение к результатам исследования, проведенного на данных двух мониторингов* Минобрнауки РФ, была оценена общая численность иностранных ученых в России.

Вузы: приоритет за статусом

В 2015 году зарубежные ученые трудились в более чем 40% государственных вузов. Чаще всего иностранцев нанимают крупные, статусные организации, участники госпрограмм поддержки исследований, реже – отраслевые учебные заведения: медицинские, сельскохозяйственные, транспортные и т.п.

Первенство держат Москва и Санкт-Петербург. Здесь зарубежные специалисты есть почти в половине высших учебных заведений. Почти 50% работающих за пределами Москвы и Санкт-Петербурга приходится на университеты Татарстана, Томской и Свердловской областей (в вузах каждого региона в 2015 году работали более 100 ученых-иностранцев).

Иностранные ученые в государственных вузах России

(доля вузов-участников мониторинга, в которых работали иностранные ученые)
76 вузов Москвы — 48,7%

39 вузов Санкт-Петербурга — 48,7%

383 вуза в регионах — 41,8%

Источник: расчеты авторов исследования на основе данных Федеральной системы мониторинга результативности научных организаций (ФСМНО), 2015 

НИИ: проблемы из прошлого

По сравнению с высшими учебными заведениями, в государственных НИИ и центрах наем иностранцев менее распространен. Они заняты лишь в 20% организаций, а общая численность в 2015 году не превышала двух тысяч человек. В половине регионов в 2015-м в академических организациях не было ни одного зарубежного исследователя, в большинстве остальных численность ограничивалась несколькими десятками. Исключения – Московская, Новосибирская, Свердловская области и Приморский край: в каждом из них работало свыше 100 иностранных ученых.

Иностранные ученые в государственных НИИ и центрах России

(доля организаций-участников мониторинга, в которых работали иностранные ученые)

308 организаций Москвы — 19,8% 

95 организаций Санкт-Петербурга — 18,9%

621 организация в регионах — 19,5%

Источник: расчеты авторов исследования на основе данных ФСМНО, 2015

Одну из возможных причин низкого уровня интернационализации исследователи выводят из прошлого: «Это вполне объяснимо с учетом традиций закрытой советской науки, последовавших затем «скудных» лет науки российской и далее – разворота государственной научной политики в сторону поддержки исследований в вузах».

Зачем приглашают

Почему руководители научных организаций нанимают иностранных специалистов? Как показали интервью, доминируют следующие установки:

 отсутствие в стране ученых с необходимой квалификацией:

«Как правило, наем осуществляется по каким-то открытым профессиональным признакам, поэтому если бы были соответствующие российские специалисты, то выбрали бы их» (НИИ, Сибирский ФО);

 ограниченность финансов, не позволяющая конкурировать за выдающихся российских исследователей:

«К сожалению, нашим мэтрам мы не можем столько заплатить, сколько им платят на Западе» (университет, Северо-Западный ФО);

 уникальный опыт иностранных специалистов, наличие у них иного, отличного от традиционного для России взгляда на мир;

 повышение конкурентоспособности и включенность российской науки  в глобальное научное пространство:

«Если мы не будем привлекать кадры из других университетов – не только Российской Федерации, но и мировых, – мы начнем отставать» (университет, Уральский ФО);

 налаживание связей с зарубежными научными организациями и предприятиями не только для исследований, но и для других проектов;

 возможность повышения показателей публикационной активности в заграничных журналах:

«У нас до 30% публикаций созданы зарубежными учеными» (университет, Уральский ФО),

«Как мы можем выйти на зарубежные англоязычные журналы? Только через такие взаимодействия» (университет, Центральный ФО).

Как приглашают

Из 109 организаций-участников исследования иностранные ученые работают в 36-ти. Для их привлечения вузы и НИИ, как правило, используют один из каналов:

 связи с научным сообществом постсоветского пространства:

«Таких иностранцев-иностранцев у нас нет. Граждане Украины были, с разной судьбой, есть бывшие граждане Украины, которые стали гражданами России. Но это русскоязычные. Мы с ними работаем» (НИИ, Центральный ФО);

 контакты с российской научной диаспорой за границей – учеными, эмигрировавшим из страны после распада СССР:

«… мы привлекаем наших бывших сотрудников, которые уехали и там работают. С ними ведем совместные проекты» (НИИ, Центральный ФО);

 сотрудничество с выпускниками – приглашение тех, кто после окончания учебы эмигрировал из России;

 программы господдержки (Постановление № 220 и  проект «5-100»  Минобрнауки РФ);

 рекрутинг на открытом рынке: объявления о вакансиях, открытые конкурсы на замещение должностей, мониторинг международного рынка:

«У нас есть HR-служба, которая занимается иностранными специалистами, выходит на связь с университетами. …в иностранных вузах после защиты диссертации PhD человек должен куда-то в стороннюю организацию идти работать. Разумеется, мы поддерживаем с ними [университетами] связь, предлагаем работу» (университет, Приволжский ФО);

 собственные финансовые ресурсы. Например, программа микрогрантов и система открытых лабораторий:

«…когда мы можем предложить ученому… некие пилотные деньги на то, чтобы он основал здесь свою лабораторию…, используя нашу инфраструктуру, компетенцию наших студентов» (университет, Приволжский ФО).

Что мешает приглашать

Финансировать наем иностранцев самостоятельно могут позволить себе немногие организации. Именно недостаток средств, в том числе на оплату труда, руководители вузов и НИИ считают основным барьером для поиска «международных» кадров:

«Это, конечно, смешной вопрос, потому что едва ли на нашу зарплату иностранный специалист приедет» (НИИ, Сибирский ФО).

Среди других препятствий:

 недостаточно качественная материально-техническая база исследований;

 сложности с социальной инфраструктурой, отсутствие жилья:

«Это связано с целым ворохом проблем… Начиная с того, что очень трудно найти целевую программу, которая будет поддерживать иностранного гражданина; во-вторых, это вопросы, связанные с жильем; это и не очень большая доступность… обычной жизни, то есть пока он турист, ему хорошо – он находится в отеле, ходит в престижные магазины, но вот он должен жить в России, и попробуйте поговорите по-английски в обычной “Пятерочке”» (университет, Приволжский ФО);

 географическая непривлекательность многих регионов РФ для иностранцев;

 несовершенство российского законодательства в вопросах трудоустройства работников из других стран:

«… там вот по всем инструкциям, приехал к тебе иностранец, ты должен в течение двух дней написать отчет, кто он такой, где он проживает, где работает, место его жительства, зачем приезжал. Зачем это тебе нужно?» (НИИ, Приволжский ФО).

Барьером также выступает закрытость – как тематики исследований некоторых организаций, так и самой среды.

Последнее препятствием прямо не называется, но отечественная специфика дает о себе знать: «Многие организации, выполняющие ИР, по-прежнему функционируют в формате замкнутых сообществ с низкой степенью сменяемости состава, что является следствием слабой внутренней мобильности научных кадров, редкой практики увольнений, кадровой обособленности российской науки на протяжении длительного периода».

Убрать барьеры

«Среди стран, претендующих на лидерство в мировой науке, Россия является одной из немногих, интернационализация научных кадров в которых находится на относительно низком уровне», – заключают исследователи. К примеру, в США в 2013 году удельный вес специалистов из-за рубежа достигал 27%, а в области инженерных и компьютерных отраслей приближался к 50%.

Для многих российских организаций приглашение иностранцев остается «сложной задачей с неочевидной выгодой». Изменить ситуацию в лучшую стороны, по мнению экспертов ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, могут:

 расширение мер государственной поддержки;

 реформирование процедур трудоустройства иностранных граждан;

 снижение существующих барьеров, главным образом финансового и бюрократического;

 стимулирование доверия и заинтересованности организаций сотрудничеством с зарубежными исследователями;

 усиление коммуникаций (налаживание связей и обмен лучшими практиками найма) между вузами и научными организациями, которые, несмотря на сотрудничество, «по-прежнему представляют два разных мира с точки зрения организационного устройства и управленческих практик».
IQ

* 1. Мониторинг результативности научных организаций (данные представлены в Федеральной системе мониторинга результативности научных организаций, ФСМНО). ФСМНО аккумулирует информацию о деятельности организаций, выполняющих ИР в подведомственных федеральным органам исполнительной власти, и госкорпорациях.

2. Мониторинг эффективности деятельности организаций высшего образования. Объекты мониторинга – образовательные организации высшего образования Российской Федерации.

 

Авторы исследования:
Екатерина Дьяченко, научный сотрудник Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ
Алёна Нефедова, младший научный сотрудник ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, преподаватель кафедры экономической социологии НИУ ВШЭ
Екатерина Стрельцова, кандидат социологических наук, старший научный сотрудник ИСИЭЗ НИУ ВШЭ