• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Комментарий Леонида Гохберга порталу НИУ ВШЭ о докладе «Российская наука в цифрах»

В День российской науки вышел инфографический доклад «Российская наука в цифрах». Некоторые его акценты прокомментировал порталу НИУ ВШЭ первый проректор, директор Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Леонид Гохберг.

Леонид Гохберг

О чем пишут российские ученые

За последние годы число публикаций российских ученых в международных журналах росло более высокими темпами, чем во многих других странах. В итоге в общемировом публикационном рейтинге Россия в 2016 году заняла 14 место. Но проблемы есть со структурными показателями, в частности, с цитируемостью, которая остается невысокой. Примерно треть статей подготавливается российскими учеными в соавторстве с зарубежными коллегами — это само по себе хорошо, поскольку свидетельствует о сильной международной научной кооперации. Но в высокоцитируемых публикациях доля статей с зарубежным соавторством достигает 90%, а это уже говорит о недостаточной «мощности» собственного потенциала российских авторов.

Структура научной специализации российских исследований является продолжением традиций советской науки. Наиболее высоки, по отношению к среднемировому уровню, доли статей в тех областях науки, где у России, а ранее Советского Союза, были значительные заделы, которые удалось сохранить. Это физика, исследования космоса, математика, химия, материаловедение, науки о Земле. К сожалению, нам не удалось существенно усилить потенциал в наиболее динамичных областях, которые сегодня находятся на гребне новой технологической волны. Речь идет о науках о жизни (биологии, медицине и проч.), когнитивных и компьютерных науках. Сюда же можно отнести и социальные науки, которые все теснее конвергируют с естественными науками.

Куда ведут российские инновации

Очень важны постоянный мониторинг и оценка качества и результативности научных исследований, причем такая оценка должна предусматривать сопоставление с большими вызовами, прежде всего социально-экономическими, глобальными научными и технологическими трендами и с перспективным спросом на рынках. Именно это должно стать ориентиром для определения приоритетов. Во всяком случае если мы говорим о прикладной науке, она должна соотноситься с перспективным спросом на технологии. И даже в традиционных для России областях необходимо более внимательно оценивать структуру исследований: насколько те или иные направления соответствуют перспективным трендам? Возможно, следует придать приоритет тем направлениям, где у нас действительно есть потенциал для рывка вперед, для опережающего развития.

Российское население очень позитивно относится к науке и научно-техническому прогрессу — доля таких людей в России даже выше, чем во многих западноевропейских странах

В глобальном инновационном индексе (ГИИ) Россия за последние пять лет переместилась с 62 на 45 место. Но по одному важному индикатору ГИИ — влиянию инноваций — Россия не входит даже в первую сотню. Дело в том, что этот индикатор связан с масштабами производства высокотехнологичных отраслей — авиастроение, космический сектор, приборостроение, медицинское оборудование, электроника, телекоммуникации и т.п. И на фоне, с одной стороны, сложившейся «нефтегазовой», сырьевой структуры экономики, с другой — очень высокой доли торговли и других отраслей сферы услуг, эти высокотехнологичные отрасли занимают в российской экономике весьма скромные позиции.

Хватает ли российской науке ресурсов

По абсолютным объемам бюджетного финансирования науки Россия входит в первую десятку в мире, опережая такие страны, как Великобритания и Италия, и находясь почти на уровне Франции. Но во всех этих странах львиная доля расходов на науку приходится на компании — в этом отношении мы от них очень существенно отстаем. То же и по доле затрат на науку в ВВП, где Россия находится только в третьем десятке. Это означает, что наука в целом для экономических агентов не является приоритетом.

© Сборник «Российская наука в цифрах», ИСИЭЗ НИУ ВШЭ

Доля бизнеса в финансировании российской науки все последние годы сокращалась, мы вернулись почти к тем же пропорциям, которые сложились во второй половине 1990-х годов, когда государство абсолютно доминировало на рынке научных исследований. Сейчас примерно такая же ситуация. Это не значит, что государство должно сокращать расходы на науку — напротив, оно должно их наращивать, но ориентируясь на передовой уровень исследований и их высокое качество. Не должно быть фундаментальных исследований «второго сорта». Что касается прикладных исследований, то в гражданском секторе государство должно выступать в роли либо финансового «катализатора», когда оно инвестирует в исследования, которые затем будут подхвачены бизнесом, либо оно должно предлагать немонетарные стимулы, создавая институциональную среду, инфраструктуру для того, чтобы бизнес сам инвестировал в науку в больших масштабах и с большей интенсивностью.

Откуда наука черпает кадры

Российское население очень позитивно относится к науке и научно-техническому прогрессу — доля таких людей в России даже выше, чем во многих западноевропейских странах. Этому способствует традиционно высокий образовательный и культурный уровень населения. Но вот степень осведомленности о последних достижениях науки и техники в России чрезвычайно низка — лишь около 10% населения считают себя информированными в этом плане. Это один из самых низких показателей в Европе. Так происходит, с одной стороны, потому что российские ученые нечасто радуют прорывными достижениями мирового значения и плохо умеют рассказывать о них. С другой стороны, средства массовой информации, на которые ориентируется население, проявляют к сфере науки не слишком большой интерес.

Несмотря на позитивное отношение к науке, лишь 32% опрошенных россиян заявляют, что были бы рады, если бы их ребенок выбрал научную карьеру. Эта доля значительно меньше, чем в развитых странах. Российское население реально представляет себе уровень оплаты труда в науке на фоне других секторов. Сейчас уровень зарплат научных работников в полтора раза выше, чем в среднем по экономике, но этого все равно недостаточно для того, чтобы переориентировать детей на научную карьеру.

Кроме того и подготовка кадров, ориентированных специально на науку, в России ведется в маленьких масштабах, имеет нишевый характер. Доля выпускников вузов, принятых на исследовательскую работу, за последние двадцать лет сократилась вдвое — до 0,6%. И в целом численность занятых в российской науке, после некоторой стабилизации, вновь начала сокращаться. В то же время последние данные показывают, что вузы наращивают свое присутствие в науке — по численности кадров, по приему молодежи на работу, по публикациям и патентной активности. По динамике всех этих показателей вузовская наука опережает другие сектора. Но, конечно, необходимо время, чтобы вузы накопили «критическую массу» и смогли оказывать решающее влияние на развитие науки в целом.

Доклад «Российская наука в цифрах», 2018 (PDF, 966 Кб)

Тест: что вы знаете о российской науке?