• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Александр Чулок: «Сельскому хозяйству необходим ребрендинг, и как можно скорее»

Александр Чулок: «Сельскому хозяйству необходим ребрендинг, и как можно скорее»

С сайта agrovesti.ru

Директор центра научно-технологического прогнозирования Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Александр Чулок рассказал в интервью журналу «Аграрная политика» о мировых трендах и направлениях развития АПК, которые сделают российское сельское хозяйство привлекательной для молодых кадров отраслью.

С разрешения редакции приводим полный текст интервью.

— Какие процессы сегодня «задают тон» в мировом АПК? Насколько «в тренде» оказывается российское сельское хозяйство?

— Во всем мире мы видим наступление новой технологической революции. Она захватывает все секторы экономики. АПК является демонстрационной площадкой того, как новые технологии могут поменять традиционный бизнес.

Стоит отметить, что во многих отраслях промышленности такие перемены уже произошли, а вот в АПК все меняется на наших глазах — и очень быстро. Мы находимся в важной исторической точке, и от наших действий зависит, каким станет сельское хозяйство на ближайшие десятилетия.

АПК будущего — это совмещение трех ключевых функций: социальной, экономической и функции, связанной с безопасностью. Исторически в России сельское хозяйство играло несколько ролей: кроме экономической роли (как важная отрасль экономики), оно обеспечивало социальную стабильность и продовольственную безопасность. Надо сказать, в период пандемии российский АПК с этими ролями замечательно справился. Во-первых, у нас достаточно хороший уровень продовольственной безопасности даже по сравнению с развитыми странами, а во‑вторых, и крупные агрохолдинги, и малые формы хозяйствования являются для нас вполне естественными. С новыми технологиями они могут «выстрелить» и сыграть роль очень интересного драйвера для дальнейшего восстановления национальной экономики и ее интеграции в мировые цепочки создания добавленной стоимости.

Александр Чулок

— Насколько наши агропроизводители технологически и морально готовы к тому, чтобы стать такими драйверами восстановления экономики?

— Наш АПК поразительно многоукладный, в нем можно найти и технологии позапрошлого века, и самые передовые инновации. Согласно данным свежего сборника «Индикаторы инновационной деятельности», который выпускает ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, уровень инновационной активности организаций, занятых в сельском хозяйстве, составил в 2019 году всего 4,2% (в целом по России — 9,1%), хотя уже в ближайшие годы он может увеличиться до 7,3%, продемонстрировав самую большую динамику роста среди всех наблюдаемых секторов. Причем не только крупные холдинги, но и фермеры активно внедряют современные технологии, не требующие больших финансовых вложений.

Мы видим, как оцифровка больших массивов данных привела к колоссальным прорывам в растениеводстве. Сегодня агроном может контролировать график роста культуры, управлять поливом и внесением удобрений в зависимости от реальных потребностей растения, строго индивидуально. Это демонстрирует очень хорошее окно возможностей. В том, что к современным технологиям, по крайней мере, не требующим больших инвестиций, наш аграрий адаптируется достаточно быстро, я вижу много позитива. Согласно прогнозу научно-технологического развития АПК до 2030 года, который разрабатывал наш коллектив совместно с более чем 400 отраслевыми экспертами, технологии, которые не предполагают масштабных финансовых вливаний, будут активно использоваться ближайшие 2–3 года — интернет вещей, вертикальные агрофермы, ряд климатонезависимых технологий.

Сельхозпроизводители выходят на внешние рынки. И сегодня в этом процессе тоже расширяется окно возможностей. Столкнувшись со сложностями, вызванными пандемией, транснациональные компании задумались о том, что в экономической теории называется «второй поставщик», о таком своеобразном «запасном аэродроме». Чтобы, если поставщик «отвалится» в силу форс-мажора (локдауна), можно было быстро переключиться. У нашего АПК есть возможность стать таким поставщиком там, где нас никто не ждал и не звал, но где мы хотели бы быть. Это нам по силам. Посмотрите, как активно сейчас разворачивается зеленая повестка, обсуждаются ESG принципы (окружающая среда, социальная ответственность и корпоративное управление): развитые и развивающиеся страны ставят их как ключевой стратегический приоритет на многие годы вперед, компании берут на себя обязательства по снижению негативного влияния на окружающую среду, финансовые рынки перенастраиваются на зеленые инвестиции. Конечно, нам с нашей богатейшей агроклиматической картой, потенциалом для органического сельского хозяйства надо использовать это историческое окно возможностей. Но для этого надо достроить наши данные природой заделы еще двумя составляющими: передовыми технологиями, отвечающими не только принципам концепции «Индустрия 4.0», но и идущими за ее пределы, и компетенциями людей.

— В последние два года Россия упрочила свои позиции как один из ведущих мировых поставщиков зерна. И не только пшеницы, но и бобовых и масличных культур. Однако задача, которую ставило правительство, сложнее: стать экспортером продуктов с высокой долей добавленной стоимости. Каковы перспективы в этом направлении?

— Действительно, зерновые державы вкладывают огромные средства в создание заводов по глубокой переработке зерна. Такие производства — это и новые рабочие места, и развитие зернового бизнеса, биотехнологических компаний, и поддержка смежных отраслей. Продукты глубокой переработки, такие как лизин, все активнее используются в качестве дополнительного корма в животноводстве и птицеводстве.

Мы недавно провели форсайт-сессию о глубокой переработке зерна, на которой выступали коллеги из компании «Саратовские биотехнологии». Они строят завод по переработке зерна и получению и лизин-хлорида. В своей презентации представители компании показали, что отсутствие собственного лизина во многом обусловило рост цен на базовую продукцию животноводства, так как является кормовой добавкой. Получается, что мы, имея собственные огромные запасы сырья, не используем возможности, а рынки по переработке колоссальные.

Кстати, у «Саратовских биотехнологий» большие планы: компания думает о производстве биотоплива и биопластика — это очень перспективное направление, важность которого растет.

— Если АПК — отрасль высокотехнологичная, почему молодежь не хочет работать в этой сфере?

— Нашему сельскому хозяйству необходим ребрендинг, и как можно скорее! Когда я спрашиваю у студентов, хотели бы они работать в АПК, желающих практически нет. А вот когда переформулирую вопрос — хотели бы они работать в крупной технологической компании, которая связана с мировыми рынками, стремится сделать мир лучше и внедряет инновационные технологии, вижу лес рук. Но ведь это и есть современное сельское хозяйство!

Беседовала: Лариса Никитина

Источник: журнал «Аграрная политика», № 6, 2021 (материал вышел под заголовком «АПК будущего: прогноз от экспертов НИУ ВШЭ»)